У нас нет другого народа (ответ на упреки)

93

Коллеги не стоит брать на себя роль прокурора и упрекать людей в их пассивности. У нас нет другого народа. Диаспора такая какая есть. И правильно отмечено, что это общее состояние постсоветских армянских диаспор. Надо понять причины такого поведения людей. А это дело исследования, а не обсуждений в чате. Надо уметь отличать оперативные действия от стратегических. И то, и другое важно, но нужно сначала стратегическое видение и только потом оперативное воплощение, но никак не наоборот. Сначала нужно заложить фундамент здания и его каркас, а потом только заниматься отделочными работами.

Разве неясно, что «джентльменский набор» диаспоры: построить церковь, создать ансамбль, выпускать газету (журнал) и т.п. уже не работает. Это необходимые условия, но не достаточные.

Мы не современны, не модернизируемся. Нашей молодежи (и не только ей) с такой общиной неинтересно.

У нас нет общего, единого Большого дела, хотя мы оказались перед Большим Вызовом – войной на уничтожение армянской государственности и народа.

В заключение. Когда же мы поймем, что сайт (и журнал) – это стратегический объект, а чат оперативный? Сайт – это демонстрация нашей состоятельности как субъекта общественной жизни, а чат – оперативный (важный и нужный) инструмент коммуникации. Сложно объяснить ефрейтору, задуманный план штаба.

Аккумуляция информации на сайте многократно превосходит текущие события, публикуемые в чате. Но даже они, выставленные на сайте подвергаются редактированию, чтобы мы выглядели, по крайней мере, грамотными. Потому что сайт – это презентация общины для мира, а не только для нас самих как в чате.

Рост участников чата исчерпан, а сайт медленно, но постоянно набирает тысячи новых пользователей. Здесь нет места для конкуренции и упреков, а только взаимная дополняемость. Но ефрейтор остается ефрейтором, а штаб штабом. Без ефрейтора не был бы выигран ни один бой, а без штаба ни одна война. Считаю для себя тему в чате исчерпанной. Надо дело делать. Готовимся к массовой посадке деревьев в парке в Айкаване.

Олег Габриелян