АРМЯНСКИЙ СЛЕД В СОВЕТСКОЙ АВИАЦИИ. Слово о Героях Советского Союза, об авиации и о летчиках-армянах в годы Великой Отечественной войны

91

В боях за черноморское небо. Крым.

Вартан Григорян, г. Симферополь

Вступительное слово к главе

(Армяне в авиации в годы Великой Отечественной войны)

В годы Великой Отечественной войны с представителями братских народов Советского Союза мужественно воевали во всех родах войск около 600 тысяч воинов-армян, среди которых более 60 генералов. Для армян, переживших в 1894-1896, 1909, 1915-1923 годах геноцид со стороны турок, в ходе которого было истреблено более 2,5 миллиона человек, война оказалось кровопролитной. Погибло около 300 тысяч армян.

Эта война, родив из среды армян большое количество полководцев, командиров и героев для непобедимой Красной Армии, – доказала всему миру, что армянский народ не уничтожен. Имена дважды Героев Советского Союза маршала Ивана (Ованеса) Баграмяна и Нельсона Степаняна, Героев Советского Союза: адмирала Ивана (Ованеса) Исакова, главного маршала бронетанковых войск Амазаспа Бабаджаняна и генерал-полковника артиллерии Михаила Парсегова, а также Героя Социалистического труда, генерал-полковника медицинской службы Левона Орбели и других были известны всей стране.

Многие армяне прославились, связав свою судьбу с авиацией. Среди видных ее представителей: дважды Герой Советского Союза, летчик морской авиации Нельсон Степанян, маршал авиации Сергей Худяков (Арменак Ханферянц) и дважды Герой Социалистического труда, академик АН СССР, генерал-полковник инженерно-технической службы, авиаконструктор Артем Иванович Микоян.

Под непосредственным руководством Артема Ивановича Микояна (совместно с М.И. Гуревичем) в 1940 году был создан самый скоростной серийный истребитель того времени, истребитель МиГ-1, и его модификация МиГ-3 (как ночной истребитель применялся в системе ПВО, где его потолок до 12000 метров и скорость на этих высотах были решающими). В годы Великой Отечественной войны коллектив, возглавляемый А.И. Микояном, создал опытные истребители МиГ-7, «И-224», «И-230», «И-225», самолет с реактивным двигателем «И-250». Они обладали высокими параметрами дальности и высоты полета. А.И. Микоян – один из пионеров реактивной авиации СССР. Ему шесть раз присуждалась Государственная премия СССР (1941, 1947, 1949, 1952, 1953) и один раз Ленинская премия (1962). К слову, из представителей рода Микоянов с авиацией связали себя сыновья видного государственного деятеля Анастаса Ивановича, Алексей (генерал-лейтенант авиации) и Степан (Герой Советского Союза, Заслуженный летчик-испытатель СССР, генерал-лейтенант авиации). Другой сын А.И. Микояна – Владимир, выпускник Качинской авиашколы, был летчиком-истребителем, погиб в ходе ожесточенного боя под Сталинградом 18 сентября 1942 года, сбив в последнем бою два вражеских бомбардировщика.

В годы Великой Отечественной войны оригинальные работы по переоборудованию самолета У-2 выполнял авиаконструктор Арам Назарович Рафаэлянц (1897-1960). В 1941 году по его проекту оборудовали 20 транспортных экземпляров, которые использовались для доставки горючего танковым соединениям в действующей армии. В 1929-1959 гг. будучи главным инженером авиаремонтного завода ГВФ в Быково, разработал нескольких модификаций Р-5, Ли-2, У-2. Построил самолёты РАФ-1, РАФ-2, РАФ-11, РАФ-11бис, исследовательский аппарат СВВП “Турболёт”. Особенно он был известен своими авиетками РАФ-1 и РАФ-2, модификацией разведчика Р-5 в пассажирский самолет ПР-5 и двухмоторным самолетом РАФ-11. В 1944 году он произвел кардинальную переделку У-2 в «Лимузин», рассчитанный на летчика и четырех пассажиров или перевозки двух стандартных носилок с ранеными. По отзывам летчиков в пилотировании практически не отличался от стандартного самолета У-2.

Среди видных советских учёных-теплотехников был профессор (1940), доктор технических наук (1940), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1957), лауреат трех государственных премий СССР и первой премии им. Н.Е. Жуковского генерал-майор Тигран Меликсетович Мелькумов (1902-1974). В 1932-1939 начальник моторного отдела НИИ ГВФ. Преподавал (1932-1969) на кафедре теории авиационных двигателей Военно-воздушная инженерная академия имени профессора Н. Е. Жуковского, а с 1941 руководил ею. В 1947-1952 гг. он начальник Центрального института авиационного моторостроения, инициатор и организатор создания его экспериментальной базы. Т.М. Мелькумов лично руководил важнейшими уникальными исследованиями, направленными на развитие авиационных силовых установок нового типа и их элементов. Под его руководством были сооружены мощные лаборатории, которые являлись центрами по проведению исследований и испытаний всех отечественных двигателей. Среди его наград, ордена: Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды (2).

Видным советским учёным в области механики, конструктором измерительной аппаратуры для аэродинамических труб Центрального аэрогидродинамического института был профессор (1938), доктор технических наук (1940), лауреат премии имени Н. Е. Жуковского (1940) и Государственной премии СССР (Сталинской – 1944, 1946), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1946) Гурген Мкртичевич Мусинянц (1895-1967). Он работал в Центральном аэрогидродинамическом институте с 1918 года, где руководил рядом научных подразделений. Создал весы для аэродинамических труб Центрального аэрогидродинамического института, приборы для аэродинамических испытаний самолётов. Был награждён орденами: Ленина, Отечественной войны 1-й степени, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды.

«Она была столь же выдающимся лицом в советском самолетостроении, какими были братья Гюнтер в компании Эрнста Хейнкеля, Донован Берлин в компании Глена Кертиса и Владимир Петляков в конструкторском бюро Андрея Туполева». Эти слова о нашей славной соотечественнице, уроженке Еревана Елизавете Аветовне Шахатуни, прямому потомку Хачатура Абовяна.

В годы Великой Отечественной войны и послевоенные годы блестяще проявился талант выпускницы МАИ (1935) единственной женщины-авиаконструктора в СССР, лауреата Ленинской премии, профессора, доктора технических наук Елизавета Шахатуни. Посвятив свою жизнь созданию тяжелых военных и транспортных самолетов, благодаря своим незаурядным способностям, она основала свою школу в такой сложнейшей сфере, как наука о прочности воздушных судов.

 До войны, она приступает к работе на заводе Илюшина, откуда переходит на планерный завод, затем она поступает на работу к С.А. Лавочкину и как специалист по расчетам прочности участвует в работах по созданию истребителя «ЛаГГ-3». В 1941 году она уезжает к авиаконструктору Олегу Антонову (Отмечу, что перед войной она вышла за него замуж) в Каунас и в качестве конструктора принимает участие в создании планеров, получив назначение на должность ведущего инженера-конструктора по линии расчетов прочности планерных конструкций. В 1942 году под руководством Антонова и непосредственном участии Шахатуни был создан и прошел испытания новейший планер «Т-60», предназначенный для переброски легких танков в тыл врага. Испытания буксировочного планера-биплана КТ («Крылья танка») проходят успешно, благодаря расчетам Елизаветы Аветовны (испытания на прочность крыльев и гусениц танка, чтобы те не повредились при посадке).

В 1943 году, по предложению Наркомата авиапромышленности и личной просьбе О.Антонова, Шахатуни переходит в возглавляемое Яковлевым особое конструкторское бюро, где для фронта создавалась большая партия истребителей нового типа. Главным инженером бюро являлся А.Н. Тер-Маркарян.

Особое конструкторское бюро Яковлева в короткие сроки создавало истребители разного типа, каждый из которых имел свои особенности и требовал специальных расчетов: «Як-7», «Як-9о», «Як-9Д», «Як-9ДД», «Як-3» и т.д.

После войны на основе КБ Яковлева под руководством Антонова, Шахатуни и Эскина было создано КБ «Ан». Вскоре, бюро, которым руководил Антонов, перебралось в Киев, где было налажено строительство военно-транспортных, пассажирских, грузовых и широкопрофильных самолетов. В числе самолетов, созданных в этот период, были гиганты «Руслан», «Мрия», «Антей», ответственным за прочность и безопасность которых выступала «стальная армянка», преподаватель Киевского авиационного института Елизавета Шахатуни.

Шахатуни принимала участие и в работе по созданию самолетов Ан-14, Ан-24, Ан-26, Ан‑30, Ан-32 и др. Ей принадлежит изобретение сварки-склеивания конструкции самолета, в результате чего срок эксплуатации самолетов увеличился до 45 тысяч часов.

Одним из организаторов и руководителей авиационной промышленности в СССР, был выпускник Московского высшего технического училища (1926), лауреат Государственных премий СССР (1946, 1950), профессор (1953) Артем Никитович Тер-Маркарян (1903-1990). После окончания МВТУ он работал инженером-конструктором, начальником конструкторского отдела, начальником производства, главным инженером авиационного завода № 22 в Москве, преподавателем МАИ (с 1941 года).

В довоенные 1937-1939 гг. А.Н. Тер-Маркарян (Арутюн Мкртчян) был и.о. директора и начальником строительства авиационного завода в Комсомольске-на-Амуре (завод № 126), куда он прибыл в составе бригады специалистов, командированных наркомом оборонной промышленности для освоения производства самолета ДБ-3. За 1938 год под его руководством завод №126 изготовил, испытал и сдал заказчику 30 самолетов ДБ-3, полностью укомплектованных запасными частями, подготовил производство и перешел на изготовление серийной машины ДБ-3, обеспечив сдачу в январе 1939 года первых серийных машин. Принимал участие в организации перелета в США В. Чкалова, А.Белякова, Г. Байдукова, а также розыска самолета В. Гризодубовой, П. Осипенко, М. Расковой.

1940-1941 гг. – главный инженер Саратовского и Новосибирского авиационных заводов. Незаурядные качества Тер-Маркаряна, позволили Саратовский комбайновый завод в кротчайший срок перестроить в авиационный, который сразу же начал производство самолетов. За этот трудовой подвиг Тер-Маркарян был награжден орденом Ленина.

В 1941-1957 гг. – Тер-Маркарян начальник главного управления МАП СССР, 1957-1967 – заместитель начальника отдела в Госплане СССР. Участвовал в освоении производства многих самолетов А. Н. Туполева, А. С. Яковлева, Н. Н. Поликарпова, А. И. Микояна, С. В. Ильюшина, П. О. Сухого и др. Работы Тер-Маркаряна относятся к области разработки и внедрения новых технических процессов производства авиационных двигателей. За эти работы он в 1946 г. был удостоен Государственной премии СССР. Среди его наград, ордена: Ленина (3), Отечественной войны, Трудового Красного Знамени.

Помимо вышеуказанных армян, в годы Великой Отечественной войны, связав свое имя с авиацией, получили известность директор Горьковского авиационного завода, генерал-майор инженерных войск С.И. Агаджанов, заместитель наркома авиационной промышленности по капитальному строительству и энергетике Г.В. Визирян, а также генералы авиации: Григорий Толмаджев (1905-1958), Сергей Сардаров (1909-1978) и другие.

В период с августа 1942 года по август 1943 год, руководимый Суреном Ивановичем Агаджановым (1905-1952) авиационный завод за счет более рационального использования имеющейся техники и различных приспособлений собственной конструкции и изготовления, в более чем в два раза увеличил выпуск самолетов «ЛА-5». На заводе был налажен выпуск новой модели самолета «ЛА-7». Его самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны был отмечен орденами Ленина (2), Кутузова 1-й степени, другими орденами и медалями. В историю советской авиационной промышленности прочно вошло имя Гургена Вартановича Визиряна (1900-1981). Он с января 1940 года руководил Гипроавиапромом, но с началом войны, когда важнейшие предприятия авиационной промышленности эвакуировались в глубокий тыл, его отзывают и направляют на Урал уполномоченным наркома и руководителем строительства сооружаемых здесь заводов. В феврале 1942 года он назначается заместителем наркома авиационной промышленности по капитальному строительству и энергетике. За свой самоотверженный труд в годы войны Г.В. Визирян награждается орденами: Ленина, Кутузова 1-й степени, Трудового Красного Знамени.

Свой вклад в развитие авиации страны внес выпускник школы лётчиков им. В. Чкалова при аэроклубе МАИ (1937) и МАИ (1940), участник Великой Отечественной войны, лётчик-испытатель НИИ ВВС (1944-1975),заслуженный летчик-испытатель СССР (1967) лауреат Ленинской (1967) и Государственной (1975) премий, генерал-майор авиации (1967) Андрей Арсенович Манучаров (1917-2001). В начале войны он был зачислен техником, затем инженером эскадрильи 401 ИАП. C 1944 – на летно-испытательной работе в НИИ ВВС, участвовал в испытаниях Як-3 ВК107А, Як-9УТ (1945). Проводил государственные испытания опытных самолётов конструкции А. И. Микояна, П. О. Сухого, А. И. Туполева, А. С. Яковлева (в том числе на критических режимах полёта). Летал на самолётах свыше 100 типов. С 1975 заместитель начальника Летно-исследовательского института. Среди его наград, ордена: Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени (2), орденом Трудового Красного Знамени, Красной Звезды (4).

С 1920-х годов с авиацией связанно имя участника Советско-Финской (в качестве штурмана) и Великой Отечественной войн (штурман-инструктор по радионавигации, инструктор по радионавигации АД, воздушный стрелок-радист отдельной авиаэскадрильи УАДД, начальник связи флагманского корабля, командующего АДД), выпускника лётного центра Авиации дальнего действия (1944 г.), заслуженного штурмана-испытателя СССР (1961), полковника Константина Ивановича Малхасяна (1916-2007). В 1942 году он участвовал в перегонке американских бомбардировщиков В-25 с Аляски и из Ирана в СССР. В 1943 году в качестве второго штурмана на самолёте ДС-3 участвовал в доставке советской делегации на Тегеранскую конференцию. В 1944-1945 годах в качестве штурмана самолёта ДС-3 участвовал в доставке на фронты членов Ставки Верховного Главнокомандования. Среди его наград, ордена: Красного Знамени (3), Отечественной Войны 2-й степени (2), Красной Звезды (5), Дружбы.

Участвовал в изучении ряда проблем авиационной физиологии и медицины выдающийся советский физиолог, академик АН СССР (1935; член-корреспондент 1932), заслуженный деятель науки РСФСР (1934), лауреат Государственной премии СССР (1941), генерал-полковник медицинской службы (1944), Герой Социалистического Труда (1945) Леон (Левон) Абгарович Орбели (1882-1958). Среди прочего, он был членом Парижского биологического общества (1930), Германской академии естествоиспытателей «Леопольдина» (1931). Среди его наград, ордена: Ленина (4), Красного Знамени(2), Трудового Красного Знамени, Красной Звезды.

Необходимо упомянуть начальника Главного управления аэродромного строительства НКВД СССР (1941-1946), в эти же годы, одновременно и заместитель наркома внутренних дел СССР, генерал-лейтенанта Леона Богдановича Сафразьяна (1893-1954). До войны, с 1929-го года, он работал заместителем начальника строительства и директором Челябинского тракторного завода, начальником строительства Ярославского автозавода, начальником Горьковского автозавода, начальником Главного управления капитального строительства Народного комиссариата машиностроения СССР, начальником Главвоенстроя при СНК СССР. Его самоотверженный труд в годы войны был оценен по достоинству. Он награжден орденами: Ленина (3), Кутузова 1-й степени, Трудового Красного Знамени.

Среди тех, кто в годы Великой Отечественной войны занимался подбором и расстановкой руководящих кадров в авиационной промышленности был выпускник Московской авиационного института Гамлет Мкртычевич Григорьян. До войны он работал главным контролером по авиационной промышленности Наркомата Госконтроля. С началом войны квалифицированного авиаспециалиста назначают заведующим одного из отделов ЦК партии, который курировал указанную отрасль. За большие заслуги в руководстве авиационной промышленностью, только в годы войны, он награждается орденами Ленина, Кутузова и Отечественной войны 1-й степени. После войны он назначается директором одного из крупных авиационных заводов, где за свой труд в качестве талантливого организатора и изобретателя награждается орденами Ленина и Октябрьской Революции.

  В годы войны с военными летчиками были связаны практически представители всех родов войск, в первую очередь их разведчики. Но мой рассказ не о них. Поэтому приведу всего лишь характерный пример, имеющий непосредственное отношение к военным летчикам. Офицер-разведчик оперативного отдела штаба 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта майор Р.Г. Симонян не раз в сложных условиях совершал разведывательные полеты за линию фронта по тылам противника. Памятен случай в середине апреля 1945 года на подступах к Мюнхебергу и Зеелову, в р-не Зееловских высот, где нашему штабу армии понадобились срочные разведданные с воздуха. Предстоял полет под непрерывным обстрелом противника. С третей попытки летчик, майор Н.А. Величко с разведчиком на борту, сумел перелететь через линию фронта. Но летчик был ранен в спину и начал терять зрение. Получив приказ от Р.Г. Симоняна, летчик повернул обратно и снова под огнем противника пересек линию фронта и, посадив самолет в кустарниках, на нашей стороне потерял сознание. Майор Р.Г. Симонян спас раненого летчика – извлек его из кабины самолета и донес до ближайшего медпункта. Оба были награждены орденами. В послевоенное время Р.Г. Симонян стал генерал-майором, доктором военных наук.

Армяне, участники 1-й мировой и Гражданской войн и зарождающаяся советская авиация

Перед началом рассказа о летчиках-армянах, которые отличились в боях за Крым, считаю нужным упомянуть о К.К. Арцеулове, Г.Д. Гае, Г.Д. Хаханьяне и других наших соотечественниках. Как ни странно, но легендарные герои Гражданской войны, оказывается, тоже имели непосредственное отношение к становлению советской авиации. Судите сами.

25 августа 1911 года состоялся первый выпуск шести летчиков, которые окончили первую авиационную школу в России. Эта школа открылась 1 (14) июля 1910 года в Гатчине, под Петербургом. Среди первых выпускников, получивших диплом летчика-авиатора, был Константин Константинович Арцеулов (1891-1980), который осенью 1916 года первым в мире «укротил» штопор. Впоследствии разработанный Арцеуловым противоштопорный метод без промедления начали осваивать во всех военных авиашколах России. В годы 1-й мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн эти знания спасли жизни тысяч наших летчиков. Арцеулов приходился внуком самого знаменитого крымского армянина Ованеса (Ивана) Константиновича Айвазовского, великого художника-мариниста.

Григорий Давидович Хаханьян (Тер-Хаханьян, 1895-1939) активный участник Октябрьской революции. В составе сводного отряда красногвардейцев он участвовал в захвате Балтийского вокзала и в штурме Зимнего дворца, был делегатом 2-го съезда Советов. В годы гражданской войны Г.Д. Хаханьян командовал бригадой и дивизией и за боевые подвиги был награжден тремя орденами Красного Знамени. В приказе РВС Республики от 12 декабря 1921 года отмечалось, что во время подавления Кронштадского мятежа «лично руководимая им бригада с порывом неустрашимости заняла два южных фронта и ворвалась первой на остров Котлин в г. Кронштадт». В 1923 году после окончания Высших военных академических курсов он назначается начальником факультета Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского. Приказом РВС СССР от 7 марта 1925 года назначается начальником и комиссаром курсов «Выстрел». С марта 1927 года Г. Д. Хаханьян последовательно занимал должности командира 19-го Приморского корпуса, начальника политуправления и члена Военного совета Украинского военного округа, начальника политуправления Особой Краснознаменной Дальневосточной армии. В 1936 году ему было присвоено воинское звание комкор.

Легендарный герой гражданской войны Гай Гая (Бжишкян Гайк) Дмитриевич (07.02.1887-12.12.1937), среди прочих был командиром 24-й Самаро-Симбирской Железной стрелковой дивизии и 1-й Революционной армией Восточного фронта. Воевал в Крыму и тоже имел отношение к авиации. В мае 1920 года он успешно проводит возложенную на него подготовку и проведение десантной операции на Керченском полуострове. В январе 1932 года назначается преподавателем и руководителем кафедры военной истории Военно-Воздушной академии РККА им. Н.Е. Жуковского. Квалификационная комиссия академии представляет Г.Д. Гая к званию профессора Высших военных учебных заведений РККА. Среди наград царской России, полученных в ходе 1-й Мировой войны на Кавказе, – Георгиевские кресты 4 и 3 степени, св. Анны 4-й степени и за Гражданскую войну два ордена Красной Звезды.

Заканчивая данную главу, отмечу, что 17 августа 1932 года постановлением ЦИК СССР расположенной в Крыму Качинской авиационной школе вручается Революционное Красное Знамя и присваивается почетное имя государственного и партийного деятеля Героя Гражданской войны Александра Федоровича (Аствацатуровича) Мясникова (Масникян,1886-1925), который погиб в авиационной катастрофе в Тбилиси.

Интерес армян к авиации и их активное участие в годы Великой Отечественной войны был не случаен. В годы I мировой войны летчики-армяне вместе с русскими авиаторами воевали с Османской империей. Среди авиаторов царской России было немало наших соотечественников.
Вошли в историю нашей авиации имена Александра Топчяна – воздухоплавателя с 1902 года, Артема Кацияна – участника первых авиационных соревнований в Германии в 1909 году, Аршака Каспарянца – летчика с 1913 года.

Вышеприведенные имена наших соотечественников и факты, связанные с авиацией, способствовали тому, что интерес армян к советской авиации был весьма высок. Это наглядно проявилось в годы Великой Отечественной войны. Став воздушными стрелками и летчиками, военными техниками, инженерами и медицинскими работниками, тысячи армян связали свою жизнь с авиацией.

Слово о летчиках-армянах и уроженцах Армении –Героях Советского Союза

За личные и коллективные заслуги перед советским государством, связанные с совершением героического подвига, постановлением ЦИК СССР от 16 апреля 1934 года было учреждено звание Герой Советского Союза – высшая степень отличия в СССР. Первыми Героями Советского Союза в 1934 году стали семь летчиков, участвовавших в спасении челюскинцев: А.В Ляпидевский, С.А. Леваневский, В.С. Молоков, Н.П. Каманин, М.Т. Слепнев, М.В. Водопьянов и И.В. Доронин.

Во всевозможных энциклопедиях и справочниках сообщается, что более 11,6 тысяч воинов армии и флота, партизан и подпольщиков получили это звание за подвиги совершенные в годы Великой Отечественной войны. 115 были награждены дважды, трое – трижды (летчики-истребители А.И. Покрышкин, И.Н. Кожедуб и маршал Советского Союза Г.К. Жуков).

Среди Героев Советского Союза свыше 8400 воинов Сухопутных войск, почти 2,3 тысячи авиаторов (включая за подвиги, совершенные в послевоенное время, – свыше 2400), более 500 военных моряков. Уточним, что среди воинов Сухопутных войск Героев Советского Союза: артиллеристов – 1800, танкистов – 1142, воинов инженерных войск – 650, связистов – 290, воинов ПВО – 93, воинов войскового тыла – 52, медиков – 44, партизан, подпольщиков и разведчиков – около 400, пограничников свыше 150.

Награжденных наибольшее количество русских (8160 человек) и украинцев (2069). Более ста человек награжденных среди белорусов (309), татар (включая казанских, сибирских, крымских – 161), евреев (108) и армян (о них рассказывается ниже). Менее ста человек награжденных: казахов – 96, грузин – 90, узбеков – 69, мордвин – 61. Менее пятидесяти человек награжденных: чувашей – 44, азербайджанцев – 43, башкир – 39, осетин – 32. Менее двадцати человек награжденных среди: марийцев – 18, туркмен – 18, литовцев – 15, таджиков – 14, латышей – 13, киргизов – 12, удмуртов – 10. Менее десяти человек награжденных среди: карелов – 9, эстонцев – 8, калмыков – 8, кабардинцев – 7, адыгейцев – 6, абхазов – 5, якутов – 3, молдаван – 2.

Среди Героев Советского Союза достойное место занимают 7 уроженцев Армении разных национальностей и 106 армян, двое из которых получили звания дважды. Трое из их общего числа участие в Великой Отечественной войне не принимали – звания получили за совершение подвигов в мирное, послевоенное время. Речь идет о знаменитом полярнике Артуре Чилингарове (14.02.1986), Заслуженных летчиках-испытателях СССР Эдуарде Еляне (26.04.1971) и Гургене Карапетяне (1991). Что же касается Заслуженных летчиков-испытателей СССР, Героев Советского Союза Степана Микояна (03.04.1975) и Рафаэля Капрэляна (15.05.1975), то они приняли активное участие в Великой Отечественной войне. С.А. Микоян, закончив Качинскую авиационную школу, стал летчиком-истребителем. С декабря 1941 года он воевал под Москвой и Сталинградом, участвовал в ликвидации Демянской группировки противника. В годы войны Р.И. Капрэлян был заместителем начальника транспортной авиационной дивизии ГВФ, не раз совершал на самолетах ПС-84 и ЛИ-2 в глубокий тыл врага. Так, в ночь на 28 января 1942 года он стартовал с Краснодарского аэродрома. Советская разведчица была им доставлена в район Бухареста. На обратном пути из-за обледенения, самолет упал. Попав в плен, два раза совершал побег, партизанил, перебравшись за линию фронта, вновь громил врага став командиром авиационного полка дальнего действия. С.А. Микоян и Р.И. Каприелян награждались многочисленными орденами и медалями. Таким образом, из 106 армян, Героев Советского Союза, только 103 человека имели отношение к Великой Отечественной войне. 29 из них эти звания получили посмертно. Здесь не учитываются лица, погибшие в годы войны после получения (или представления) звания Герой Советского Союза.

Выше не учитываются армяне, лишенные впоследствии Указом Президиума ВС СССР от 2 февраля 1949г. звания Героя: Арутюнян А.Х. (звание было присвоено 03.06.1944 г.), Паланджян Г.А. (05.11.1944) и Пилосян Г.А (28.04.1945). Причины лишения их званий неизвестны. В одном из источников есть информация о лишении этого высокого звания еще у одного воина – отважного летчика Ш.Л. Агегяна.

 Как отмечалось, семь уроженцев Армении, представители некогда братских народов: трое русских, грек, ассириец, курд и азербайджанец – также стали Героями Советского Союза. Вот соответственно их фамилии: И.И. Бондарев, Б.А. Владимиров, Е.Г. Удальцов (русские), К.И. Хаджев (грек), А.Б. Сархошев (ассириец), С.А. Сиабандов (курд), Х.Г. Мустафаев (азербайджанец). Они родились, воспитывались и жили, уходили добровольцами на фронт из Армении, а их семьи и близкие, находясь в тылу, делили участь армянского народа. Здесь не учитываются герои не армяне, которые временно проживали или служили в воинских частях, дислоцированных в Армении: Варфоломеев К.П. (уроженец Краснодарского края, работал столяром в Армении), Дудка Л.М. (уроженец Полтавской области, служил на погранзаставе в Армении) и Козлов В.Г. (уроженец Армении, но в раннем детстве с родителями переехал в Сибирь). Не учитывается также уроженец Армении Симонов И.И. (23.05.1945), лишенный впоследствии Указом Президиума ВС СССР (от 2 февраля 1949г.) звания Героя Советского Союза. Причина лишения звания, как и ранее вышеуказанных армян – неизвестны.

Изучая всевозможные источники, выяснилось, что из 106-и армян, Героев Советского Союза, 32 родились на территории советского Азербайджана, в основном в Карабахе, а 8 человек в городе Баку, в том числе Э.В. Елян. Он стал военным летчиком в 1944 году, но участия в Великой Отечественной войне не принимал. Непосредственно на территории нынешней Армении родились 29 армян Героев Советского Союза, а 6 – на территории нынешней Турции (в основном на землях Западной Армении). Армян, уроженцев России, среди Героев Советского Союза – 23 (Краснодарский край – 8, Ставропольский край – 4, Ростовская область – 4, Северная Осетия – 2, Кабардино-Балкария – 1, Чечня – 1, Омск – 1). В том числе – уроженец Ленинграда А.Н. Чилингаров, Свердловска Г.Р. Карапетян, которые не принимали участия в Великой Отечественной войне. В Грузии родились 14 армян Героев Советского Союза, в том числе трое в Абхазии. Среди армян, Героев Советского Союза есть и уроженец Украины – одессит В.Н. Саркисьян. В Туркмении родился почетный гражданин города-героя Севастополя, Герой Советского Союза Эдуард Асадов.

Считаю, что считать Героев Советского Союза по местам рождения можно условно. К примеру, Герои Советского Союза, уроженец Баку Г.А. Авакян, Туркмении – Э.А. Асадов, Ставропольского края – Г.Т. Акопянц и К.А. Назаров родились в семьях карабахских армян. Такие же примеры можно привести об уроженцах Зангезура. Непосредственно в Горисском, Кафанском и Сисианском районах родилось только 7 Героев Советского Союза: Аветисян, Аракелян, Арзуманов, Арутюнов, Исраелян, Манукян, Мкртумов. Хотя известно, что их намного больше.

Среди армян первыми, кто получили звание Героя Советского Союза еще в ходе советско-финляндской войны, были уроженец Тбилиси К.С. Симонян (15.01.1940) и трое карабахцев: М.А. Парсегов (21.03.1940), Г.М. Айрапетян (07.04.1940), И.М. Манасян (07.04.1940). Все они в дальнейшем приняли участие в Великой Отечественной войне.

Мною подсчитано, что 43-м сыновьям армянского народа звания Героев Советского Союза присвоены в боях за Украину и Крым. Ранее существовало ошибочное мнение, что в боях за Украину звание Героя получили только «свыше 20-и» из 103-х Героев Советского Союза воинов-армян.

Звание Герой Советского Союза в боях за Крым первым из армян получил 22 января 1944 года командир сторожевого катера СК-0102 2-го дивизиона СК ЧФ старший лейтенант Анатолий Сергеевич Марков (Маргян). Он отличился в ходе Керченско-Эльтигенской десантной операции в ноябре 1943 года. Примечательно, что его отец Сергей Хачатурович прожил 109 лет и имел семь детей: три сына и четыре дочери. Именем Героя названа улица в г. Омске, а в Севастополе проживала одна из его сестер, Галина Сергеевна Маркова. Последними, кто в боях за Крым получили звания Героев, были летчик Сурен Тащян (посмертно, Указом Президента России в 1995 году) и командир батареи, поэт Эдуард Асадов (18 ноября 1998 года, Указом, так называемого постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР).

Героями Советского Союза стали и 9 бойцов трижды орденоносной Таманской 89-й армянской стрелковой дивизии. Вот их имена: сержант Унан Макичевич Аветисян, старший сержант Сурен Смбатович Аракелян, старший сержант Айдин Арутюнович Арутюнян, майор Грант Геворкович Бабаян, лейтенант Симон Карапетович Багдасарян, красноармеец Джаан Саркисович Караханян, старший сержант Арутюн Рубенович Мкртчян, старший сержант Вардкес Аршакович Ростомян, старший лейтенант Хорен Арменакович Хачатрян.

Известно, что и в годы Великой Отечественной войны Указом Президиума ВС СССР от 8 июля 1941 года, первыми Героями Советского Союза стали советские летчики: М.П. Жуков, С.И. Здоровцев и П.Т. Харитонов. Они в конце июня 1941 года на подступах к Ленинграду, израсходовав все боеприпасы (летая на разных самолетах), таранили фашистские самолеты, после чего благополучно приземлились на своем аэродроме. Герои служили в 158-ом истребительном авиационном полку (39-я истребительная авиационная дивизия Северного флота). Что касается черноморского неба, то здесь первым совершил воздушный таран 24 июля 1941 года над Севастополем летчик 32-го истребительного авиационного полка Е. Рыжов. К июлю 1942 года он совершил 254 боевых вылета, где в 45-и воздушных боях сбил 11 самолетов противника. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено 23.10.1942 года. Первым же летчиком ВВС ЧФ ставшим Героем Советского Союза, стал Я.М. Иванов (указом от 17 января 1942 года). Младший лейтенант Яков Иванов в воздушном бою над Севастополем 12.11.1941 года таранил фашистский бомбардировщик. А в ходе воздушного боя над городом 17.11.1941 года сбил вражеский самолет, а другой таранил. В этом бою отважный летчик 32-го истребительного авиационного полка погиб.

Всего же среди Героев Советского Союза почти 2,3 тысячи авиаторов. Включая за подвиги, совершенные в послевоенное время, – свыше 2400. Из них авиаторов ВМФ – 259, а летчики А.Е. Мазуренко, В.И. Раков, Б.Ф. Сафонов, Н. Г. Степанян и Н.В. Челноков удостоены этого звания дважды.

Отважно сражались с фашистами и летчики-армяне. К примеру, в начале Великой Отечественной войны, всей стране, стало известным имя летчика-бомбардировщика, заместителя командира эскадрильи старшего лейтенанта Патрика Оганесовича Газазяна (1909-1941), который 8 июля 1941 года указом ПВС СССР был награжден орденом Красного Знамени[1]. Он стал среди летчиков-армян первым, кто в годы войны был награжден этим высоким орденом. А вот имя другого летчика, совершившего огненный таран задолго до Гастелло, было забыто на долгие десятилетия…

Речь о Саркисе Айрапетове, который еще задолго до Гастелло совершил огненный таран. 24 июня 1941 года он повел девятку бомбардировщиков на уничтожение танков и механизированных колонн противника. Хотя самолет Айрапетова был поврежден, он не бросил бой и совершил первый огненный таран на группу немецкой техники[2].

В небе Украины в первые дни войны отличились и другие армяне, к примеру, летчик-истребитель сержант Саркисов, ставший известным из сообщения Совинформбюро от 15 августа 1941 года, когда вместе с младшим лейтенантом Пешковым уничтожили 3 транспортных самолета «Ю-52».

Среди Героев Советского Союза – 14 летчиков-армян, в том числе дважды Герой Советского Союза Нельсон Степанян. Пятеро летчиков-армян получили звания посмертно: Сурен Тащиев, Лазарь Чапчахов, Мартирос Нагулян, Сергей Бурназян и Нельсон Степанян (вторую звезду Героя). Героем Советского Союза стал, и уроженец с. Воскресеновка, Кироваканского р-на Армении, русский, Ефим Удальцов. В годы Великой Отечественной войны Героями Советского Союза также стали летчики-армяне: Гога Агамиров, Армен Айриев, Вазген Оганесов, Самсон Мкртумов и Акоп Манукян.

Точное количество армян, служивших в годы Великой Отечественной войны в авиационных частях, мне лично неизвестно. Но то, что их количество исчислялось тысячами – неоспоримый факт. Так, изучая материалы исследователей, которые освещают ход Сталинградской битвы и участие в ней армян, нашел следующие цифры. Ссылаясь на архивные материалы, они отмечают, что по их расчетам в рядах 16, 17, 8 и 2-й воздушных армий, а также авиации дальнего действия, которые активно принимали участие в оборонительных и наступательных боях Сталинградской битвы, служило около 2000 воинов-армян. Более 200 из их числа были летчиками. В самой же Сталинградской битве участвовало более 30 тысяч воинов-армян, 10 тысяч из которых погибли в боях.

Советские летчики особо отличились в ходе боев против фашистских захватчиков за Крымский полуостров. Рассказать именно о летчиках-армянах, которые наиболее прославились в этих сражениях, решил неслучайно. Вынудило то обстоятельство, что большинству крымчан о них ничего не известно. На это есть простое объяснение. В июне 1944 года с полуострова были выселены армяне – вслед за крымскими татарами, болгарами и греками. На долгие десятилетия фактически было наложено «табу» говорить в Крыму о мужестве и доблести армян в годы Великой Отечественной войны, как и об их участии в партизанском и подпольном движении на территории полуострова. К примеру, даже сейчас многие жители полуострова не знают о том, что в Керченско-Феодосийской десантной операции, как и в составе развернувшегося впоследствии Крымского фронта, воевали более ста тысяч воинов из Закавказья. В составе трех армий сражались национальные дивизии трех закавказских республик, в том числе и две армянские. К примеру, на Керченском полуострове героически сражалась 390-я армянская стрелковая дивизия во главе с полковником Симоном Закияном. Отважный комдив погиб в начале апреля 1942 года. Он с почестями был перевезен и похоронен в столице Армении; посмертно был награжден орденом Ленина. Большинство воинов дивизии, вместе с командирами и политработниками, в том числе военным комиссаром дивизии полковником Торгомом Шаиняном, покоятся на крымской земле.

В дальнейшем мною будут опубликованы материалы об участии армян в подпольном и партизанском движении на территории полуострова. Готовится материал и об участии армян, как в защите, так и в освобождении Крыма и Севастополя. Это послужит началом делу воскрешения тысяч незаслуженно забытых имен воинов-армян.

Теперь мой рассказ о тех летчиках-армянах, которые отличились в небе над Черным морем, особенно в боях за Крым.

В воздушных боях за Крым

Содержание

  1. «… его храбрости хватило бы на троих».
  2. Звание Героя – спустя 52 года…
  3. Однополчане
  4. Первый орден Героя
  5. Равняйтесь на Гургена Багдасарова
  6. Армяне, уроженцы Карабаха в боях за Крым
  7. Забытый Герой
  8. Почетный гражданин Севастополя
  9. Они помогали партизанским отрядам
  10. Использование Книг Памяти….
  11. Поиск продолжается

Они сражались в небе над Крымом

  1. Аветисян Арташес
  2. Агаджанян Погос Артемович, летчик
  3. Агегьян Шаэн Леонович (1911-1993), подполковник
  4. Акопян Ерванд Авакович, 1913 г.р., воентехник 2 ранга
  5. Аллахвердов, летчик
  6. Аллахвердов Аршак Асцатурович, 1915 г.р., младший лейтенант
  7. Амирагов Григорий Захарович, 1921 г.р., младший лейтенант
  8. Арутюнов Христофор, младший сержант, воздушный стрелок.
  9. Бабаев (Борис Бабаев?), летчик
  10. Багдасаров Гурген, гвардии капитан
  11. Вазян, летчик
  12. Ванян Ася («Тагуи»), летчица-армянка
  13. Вартанян Вардкес Маркарович, летчик
  14. Вартанян Николай, летчик-разведчик
  15. Геворкян Левон Нерсесович, 1915 г.р., младший лейтенант.
  16. Геворкян Рубен, механик-моторист 2 авиаполка
  17. Гукасов Иван Константинович, 1903 г.р., капитан, НШ,
  18. Дадиянц Николай Георгиевич, 1913 г.р., летчик-истребитель, майор
  19. Доросян, летчик
  20. Джулакян Григорий Арзуманович, 1918 г.р., ст. лейтенант, штурман АЭ
  21. Загорьян, летчик
  22. Ишханов Рант Ишханович (1922-22.02.1998), лейтенант
  23. Кабанян Алексей Карпович, призван Керченским ГВК, летчик
  24. Казаров, летчик
  25. Касабьянц Александр Иванович, летчик
  26.  Кособьян (Касабьянц), летчик
  27. Манукян Акоп Балабекович (1916 – 1981), майор, ГСС
  28. Мартиросян Баграт Христофорович, военврач 3-го ранга
  29. Миносян
  30. Миносян А.А., Младший лейтенант
  31. Мурадьянц Г.А., Младший лейтенант
  32. Оганесов Вазген Михайлович (1920-1993), Герой Советского Союза
  33. Османцева (Османян) Александра, летчица
  34. Петросянц Хачатур Сергеевич, полковник
  35. Пиставчян Мелик, стрелок-радист
  36. Погосян Грант Бахшиевич, 1920 г.р., гвардии младший лейтенант.
  37. Погосян Грачик, летчик
  38. Погосян Шаварш военный техник, майор
  39. Ростомян В., летчик
  40. Сардаров Сергей Аршакович, полковник (генерал-полковник авиации)
  41. Сергеян Мамикон Тигранович, летчик
  42. Степанян Гарри Тимофеевич, 1908 г.р., Гвардии старший лейтенант
  43. Степанян Н. Г. (1913-1944), подполковник, дважды ГСС
  44. Тараян, воздушный стрелок
  45. Тащиян (Тащян, Тащиев) Сурен Амбарцумович (1919-1943), летчик, ГСС (Герой России)
  46. Шадинян Алексей Миронович, лейтенант
  47. Ярамышев И.Г., генерал-майор, почетный гражданин Севастополя

Черная кошка

Среди ветеранов Великой Отечественной войны, жизнь которых была связанна с Крымским армянским обществом, есть немало легендарных личностей. Именно к таким относится летчик черноморской авиации Шаэн Леонович Агегьян (1911-1993).

Командир Южного соединения партизанских отрядов Крыма Михаил Македонский в своей книге воспоминаний «Пламя над Крымом» восторженно пишет о «первом воздушном партизане», капитане Шаэне Леоновиче Агегьяне, летчике морской авиации ЧФ.

Капитан Агегьян Ш.Л. один из первых летчиков, кто в годы Великой Отечественной войны стал совершать воздушные полеты к партизанам, за что был записан в состав «воздушных партизан». Но больше Шаэн Агегьян был известен среди летчиков-черноморцев, как Билль. Это прозвище укрепилось за ним. А за фантастические полеты его называли «Черной кошкой».

 Михаил Македонский пишет: «…Капитан Саломащенко сообщил имена морских летчиков, летающих к партизанам. Первым, кто сбросил партизанам парашюты с грузом, был капитан Агегьян, о котором еще в 1939 году «Комсомольская правда» писала, как о замечательном мастере ночных полетов. Характерно, что этот отважный человек в день начала войны первым вылетел на боевое задание, первым из севастопольских военных летчиков лицом к лицу встретился с врагом.

Вскоре вся эскадрилья знала, что партизанским командованием издан приказ о зачислении Агегьяна и его экипажа в отряд «воздушных партизан».

После войны Ш.Л. Агегьян до 1954 года служил в Севастополе, на Бельбеке и Каче. Ветеран Великой Отечественной войны, летчик КЧФ подполковник Шаэн Агегьян похоронен на староармянском кладбище г. Симферополя. В годы войны Агегьян совершил более 700 боевых вылетов. За свой ратный труд подполковник Агегьян, начавший службу в авиации КЧФ еще в 1934 году лейтенантом, командиром экипажа разведывательного гидросамолета и дослужившись до командира отдельного авиационного соединения, был награжден многими орденами и медалями. Среди его наград, ордена: Красного Знамени (2), Красной Звезды (2), Отечественной Войны 1 степени (2), высшим орденом Болгарии «9 сентября» с мечами 1-й степени и др. награды. В Севастополе, на Диораме выставлен в качестве экспоната шлем и портрет легендарного черноморского летчика.

Долгим и тернистым был путь к заветной цели, мечте стать летчиком морской авиации у простого паренька из маленького армянского городка Ахалциха, что ныне в Грузии. Эту мысль он вынашивал с детства. А все началось с того, что однажды, в середине 1920-х годов его с огромного тутовника спустил вниз шум детворы, которые кружили вокруг настоящего морского летчика и восторженно кричали. Этого летчика, в белоснежном костюме, подтянутого, с блестящими золочеными крылышками на рукаве, завораживающе подействовавшего на подростков, все впервые видели в городке. Мальчишки тенью шли за ним и подражали его походке и манере держаться. Шаэн решил непременно познакомиться с ним. Помог случай. Как-то вечером Шаэн с друзьями на спортплощадке городка занимался гимнастикой. Неожиданно, когда на брусьях выполнял упражнения Шаэн, появился его кумир. Это заставило еще увереннее выполнять обычные упражнения. Когда он спрыгнул, к нему подошел летчик и, похвалив его, спросил, как его зовут. От растерянности он выдавил только одно слово: – «Билль!», как его звали среди друзей. «Странное имя», – сказал летчик, – «Не армянское и не грузинское», – и, улыбнувшись, поздоровался с Шаэном за руку.

После, мальчишки долго слушали Луарсаба Джинджвиладзе, одного из первых советских летчиков из Грузии. В тот вечер, он увлеченно рассказывал про молодую советскую авиацию, военно-морской флот и летную школу в Ленинграде. Уезжая из Ахалциха, Луарсаб сказал Шаэну: – «Приезжай, Билль, сделаю все возможное для тебя». Благодаря приезду Луарсаба в Ахалцих, впоследствии, многие юноши связали свою жизнь с авиацией, которые отважно проявили себя в годы Великой Отечественной войны. Шаэн же, мечтал о небе и ждал какого-то толчка, чтоб уехать в Ленинград. Случай вскоре представился. На лесопильном заводе, где он работал, засорилась сорокаметровая труба. Директор решил отправить наверх наиболее физически подготовленного Шаэна, который быстро взобрался, почистил трубу. После сев на краешек трубы, взглянул вниз и замечтался. Сердце замерло. От полноты ощущений, он сделал на вершине трубе стойку и спустился вниз, где его ожидал побледневший директор. Тот долго его ругал, а под конец снял с руки часы и подари ему на память за храбрость. Выбор был сделан.

Когда в феврале 1929 года, пятеро смельчаков окончательно решившие связать свою жизнь с авиацией, уточняли о поездке в летнюю школу, выяснилось, что поехать могут только двое.

Плохо владея русским языком, Шаэн с одним товарищем уехали в далекий Ленинград, чтоб поступить в летное училище. Но, оказалось, что набор только осенью. Начались долгие мытарства: безденежье, заставляло ночевать на вокзалах и даже, под мостом. Бродя по городу, случайно они натолкнулись на райком комсомола, где их радужно встретили и помогли устроится на шоколадную фабрику. Вскоре, друг заболел и уехал к родственникам в Москву. К заветной цели Шаэн шел уже один. Все свободное время он продолжал отдавать спорту, вскоре, он попал в группу лучших гимнастов Ленинграда, постоянно выступал с ними в клубах и народных домах. Постоянное общение в коллективе, позволило ему научиться сносно, говорить на русском языке. Он продолжал мечтать о небе. Однажды, встретив на улице морского летчика, Шаэн спросил, не знает ли тот Луарсаба Джинджвиладзе? Тот оказался сослуживцем и дал ему адрес летчика, который, вскоре с радостью встретил на пороге своего дома земляка. Выслушав о злоключениях, Луарсаб предложил ему остаться пожить у него, но Шаэн, чтоб не стеснять молодую семью, отказался. Тогда тот настоял, чтоб он поселился у его друга Анатолия Ляпидевского, в будущем, одного из первых летчиков – Героев Советского Союза, получивших эти звания за спасение во льдах Арктики челюскинцев.

Ляпидевский и Луарсаб стали готовить Шаэна в школу младших авиаспециалистов, куда он вскоре был зачислен курсантом и постоянно следили за его успехами. Выйдя из школы механиком-оружейником, Шаэн попал в летную часть в качестве мастера-оружейника 87-го авиаотряда, где вскоре стал членом ВКП (б), а в 1932 году он оканчивает теоретическую школу летчиков в г. Ленинграде и поступает в школу морских летчиков г. Ейска. На берегу Невы, Шаэн продолжал заниматься спортом, выступал во всесоюзных соревнованиях в составе Ленинградского военного округа. Занятия спортом, спортивная форма впоследствии не раз выручали будущего летчика в годы войны.

В 1934 году молодым лейтенантом он получает назначение в авиацию Черноморского флота. Теперь вся его дальнейшая жизнь была связана с Крымом, где он прошел путь от летчика, командира корабля, до подполковника – командира звена и отдельной авиационной эскадрильи прослужил до 1954 года.

В Севастополе, после зачисления в тренировочный отряд, его наставником стал командир отряда Алексей Власенко, который Шаэну прямо заявил: – «Я из тебя сделаю настоящего летчика, Билль!».  Вскоре Шаэн успешно прошел все контрольные полеты, в том числе курс слепого вождения в облаках. Вскоре он переводится в боевое подразделение, где отработав технику пилотирования, он мог четко выполнять задания командования в любых погодных условиях. Ему часто приходилось летать в паре с летчиком Евгением Григорьевым, с которым сдружился. Летал тогда Шаэн на самолете МБР-2 с экипажем из четырех человек.

До начала войны, Агегьяну приходилось не раз совершать разведывательные полеты в акватории Черного моря. Как-то, в преддверии войны с Финляндией, необходимо было срочно довезти пакет в Николаев с приказом о срочной передислокации эшелона с техникой на Север. Несмотря на сложные метеоусловия, облачность и нелетную погоду, Агегьян с честью выполнил приказ. В том полете вместе с ним в составе экипажа летел и техник Арушаньян, о котором найти других сведений, к сожалению, не удалось.

Летом 1940 года ВВС ЧФ получает самолеты ГСТ, предназначенные для ведения многочасовой дальней разведки на море. Для перегона и освоения этих самолетов на авиазавод вылетел и ставший уже командиром авиазвена, капитан Ш.Л. Агегьян. Размах крыльев доходил до 30 метров, а вес – до 17 тонн. ГСТ мог взять на борт до 50 человек и имел 6 членов экипажа. После освоения самолета, 28 июня 1940 года капитан Агегьян получает задание разведать проливу Босфор. Вылетев на новом самолете, где-то посередине Черного моря были вынуждены совершить посадку в море. Масло в правом моторе закипело и стало выливаться. Удачно совершили посадку около нашей подводной лодки, чтоб те отбуксировали их на базу в Севастополь. Однако подводники еще не были в курсе, о появлении самолетов ГСТ в авиации ЧФ и чуть не приняли их за турок и не соглашались принять на абордаж. Но, Агегьяна узнали спортсмены-гимнасты с подводной лодки и под дружный хохот, прикрепив самолет для буксировки, легли на обратный курс.

С заместителем командира этой подлодки капитан-лейтенантом Г.Е. Рядовым, судьба сведет еще раз. Осенью 1941 года капитан Агегьян выполнит ответственное задание командования флота, за что четверть века спустя их наградят высшей военной наградой Народной Республики Болгарии – орденом 9 сентября с двумя мечами.

В апреле 1942 года так же был курьезный случай, чуть не приведший к гибели, когда вновь свой самолет не распознали. Предстояло доставить из Поти в Севастополь запчасти к гидросамолетам. В полете, вновь так же выбило заглушку картера у правого мотора, и струя масла стала распыляться в воздухе. Тут же был выключен двигатель. Но перегруженный самолет на одном двигателе передвигался с трудом. Поэтому были вынуждены сесть в Новороссийске и дожидаться ремонтной бригады из морской базы в Геленджике. Когда садились в Новороссийской бухте, внезапно корабли флота, а за ним и несколько зенитных батарей открыли по нашему самолету огонь, приняв его за немецкий торпедоносец. На счастье, стрельба была неточной, удалось удачно сесть на воду недалеко от линкора «Парижская коммуна». К самолету, тут же подошел торпедный катер с предложением сдаться. В ответ, дружный шестиголосый хор непечатных оборотов русской речи, донесшийся от самолета, помог сразу разрядить обстановку. Рано утром, исправив повреждение и дозаправившись, самолет взял курс на Севастополь и через полтора часа прилетели в осажденный город.

В другой раз, в том же 1942 году, за своего его приняли немцы, что дало возможность безнаказанно пролететь над вражеским аэродромом и с бреющего полета отбомбиться по стоящим внизу самолетам.

Они помогали партизанским отрядам Крыма

Помимо «первого воздушного партизана» Шаэна Агегьяна, были и другие летчики, кто оказывал помощь крымским партизанам. Достоин упоминания и полковник Хачатур Сергеевич Петросянц, который встретил войну комиссаром 204-го бомбардировочного авиаполка, успешно действовавшего в составе 1-ого корпуса особого назначения. В августе полк был переформирован, а Петросянц был назначен комиссаром 53-го бомбардировочного авиаполка дальнего действия. Десять экипажей полка приняли участие в первых воздушных налетах на Берлин. Пять летчиков стали Героями Советского Союза, остальные были награждены орденами.

        В начале февраля 1942 года Петросянц в качестве представителя Ставки возглавил группу по приему и перегонке самолетов с Дальнего Востока на фронт. После выполнения спецзадания он просится на фронт и получает назначение комиссаром 325-го тяжелого бомбардировочного авиаполка, летчики которого провели десятки блестящих операций в боях за Крым. Так, на Сарабузском аэродроме в 1942 году было выявлено скопление до 300 вражеских самолетов. Подойдя скрытно, наши летчики уничтожили более 100 фашистских самолетов.

        Летчиками полка оказывалась большая помощь партизанскому движению Крыма не только в снабжении, но и в обеспечении боевых действий.  В связи с чем, бюро Крымского обкома ВКП (б) 4 декабря 1942 года постановило: учитывая большую помощь, оказанную летчиками партизанскому движению Крыма, ходатайствовать перед Военным Советом авиации дальнего действия о награждении шестнадцати человек из летно-технического состава 325-го авиаполка орденом Красного Знамени, четырех – орденом Красной Звезды. Начальник разведотдела Северо-Кавказского фронта 10 декабря 1942 года ходатайствовал перед командующим 5-й воздушной армией о награждении командира 325-ого авиаполка Овчинникова и его заместителя Петросянца орденом Ленина за разработку и осуществление исключительно трудной операции в глубоком тылу врага, в ходе которой личный состав проявил мужество и героизм. 

        О славных делах летчиков в Крыму рассказывается в донесении командующего партизанскими отрядами Крыма Северского:

        «325-й тяжелый бомбардировочный авиаполк под командованием подполковника Овчинникова и заместителя по политической части Петросянца с мая 1942 года провел огромную работу по боевому и материальному обеспечению партизанских отрядов Крыма.

        Благодаря самоотверженной работе личного состава части, партизанские отряды Крыма получали боеприпасы, продовольствие, оружие, имели возможность эвакуировать раненых и больных, наносить сокрушительные удары по военным объектам и коммуникациям противника в Крыму.

        Зачастую, невзирая на исключительно сложные условия погоды и противодействие противника, летчики полка совершали посадки на необорудованных площадках в горной местности, в глубоком тылу врага и обеспечивали партизан всем необходимым для боя. За это время полк совершил 221 боевой вылет, доставил более 240 тонн груза, эвакуировал 307 раненых и больных.

         По нашим заявкам полк наносил бомбовые удары по местам скопления карательных отрядов и частей противника. Всего было сброшено бомб разной мощности свыше 1700 штук.

        В период героической обороны Севастополя самолеты полка систематически наносили бомбовые удары по вражеским аэродромам, железнодорожным станциям, воинским эшелонам…. На аэродромах было уничтожено свыше 100 фашистских самолетов…».

        Необходимо отметить и других летчиков-армян, которые оказывали неоценимую помощь партизанам. Это – механик-моторист 2 авиаполка Рубен Геворкян (1 авиатранспортная дивизия), стрелок-радист Мелик Пиставчян и другие. Помимо возвращения в строй поврежденных самолетов, Геворкян в составе экипажей 36 раз летал к партизанам. Участвовал активно при перевозке различных грузов, вывозе раненых и сбрасывании агитационных листовок над оккупированными населенными пунктами. Не удивительно, что среди наград у него – медали «За боевые заслуги» и «Партизану Отечественной войны» 2-й степени. Они достойно украшают его грудь.

       Крымским партизанам помогали также и летчики, дислоцированные в Сухуми. Так, Пиставчян в составе экипажа, возглавляемого Николаем Островским, 14 раз совершал посадки в крымских лесах. Они привозили партизанам продовольствие, оружие и боеприпасы, эвакуировали раненых и больных.

«… его храбрости хватило бы на троих».

Александр Иванович Касабьянц (6-ой истребительный гвардейский авиаполк 11-ой штурмовой авиационной дивизии)[3] начал служить в авиации Черноморского Флота задолго до начала Великой Отечественной войны – сразу после окончания Ейского училища. В схватках с гитлеровскими асами проявлял исключительную смелость и храбрость и неизменно выходил победителем. Воевал в Крыму с самого начала и до конца. Участвовал в защите и освобождении Перекопа, Джанкоя, Севастополя, Феодосии и Керчи.

Памятен бой 28 мая 1942 года. Со стороны моря на Севастополь надвигались 27 вражеских бомбардировщиков. Дежуривший на своей базе Касабьянц первый вылетает навстречу врагу. Вклинившись в ряды самолетов противника, он нарушает их боевой порядок и проводит несколько фронтальных атак. Завязав бой, сбивает один самолет врага. На него набрасываются два фашистских самолета. Около 20 минут длится бой. Внезапно самолет отважного летчика попадает в штопор. Но Касабьянцу удается завести мотор и удачно совершить посадку на своем аэродроме.

В другой раз из фронтовой сводки за 2 июня 1942 года узнаем, что в результате ожесточенного воздушного боя, из шести сбитых самолетов, «три фашистских бомбардировщика Ю-88 сбили гвардии капитаны Алексеев и Катров, лейтенант Касабьянц и капитан Абрамов».

Другой используемый мною источник сообщает, что в ходе боя, имевшего место 2 июня 1942 года, «ветераны 6-го гиап Алексеев и Катров сбили Ju-88, Катров самостоятельно – Bf-109, а лейтенант Кособьян на И-16 – еще один «юнкерс». Далее сообщается, что «мессершмитты» сбили «ишачок» Касабьянца, который получил серьезные ранения.

 Вот что пишет о нем в своей книге «В небе Таврии» Герой Советского Союза И.П. Белозеров: «Храбр он был до беспредельности. У нас в полку говорили, что его храбрости хватило бы на троих. О нем летчики сложили частушки и часто пели их:

                                         Касабьянц увидел Ганса,

                                         Ганс бежит от Касабьянца,

                                         Касабьянц за ним помчится,

                                         Ганс, как факел, загорится».

В ходе боя 31 мая 1942 года Касабьянц в паре с И.П. Белозеровым, а Катров с Петрухиным сбивают по «юнкерсу».

После падения Севастополя Касабьянц вместе с летчиками ВВС Черноморского Флота храбро сражался и в дни обороны Кавказа. Об этом красноречиво говорит то обстоятельство, что командующий ВВС флота генерал В. Ермаченков за эти бои дважды прикреплял к его груди орден Красного Знамени.

Он действительно был бесстрашен. Так, 5 мая 1943 года вместе с летчиком Румянцевым целый час вел бой против шести «мессершмиттов». Они сбили по одному самолету противника, а остальных обратили в бегство. 9 мая 1943 года Касабьянц один вел бой против четырех истребителей противника и вышел победителем.

Как-то, при перелете через линию фронта звено наших самолетов подверглось нападению 12 мессершмиттов. Касабянц смело вступил в бой и сбил два самолета врага.

Известно, что к началу июня 1943 года Касабьянц совершил 250 боевых вылетов, принял участие в 25 воздушных боях, сбил 9 самолетов противника. Участвуя в штурмовках позиции врага, уничтожил сотни гитлеровцев, десятки автомашин, артиллерийских батарей, зенитно-пулеметных точек и т.д. В 1-м томе «Книги Памяти города-героя Севастополя» сообщается, что гвардии лейтенант Касабьянц Александр Иванович, 1922 г.р., погиб 25.08.1943 года. Похоронен в г. Гудаута.

Звание Героя – спустя 52 года…

Сурен Амбарцумович Тащиян (1919-1943)[4] – летчик-истребитель авиации ЧФ (32-ой авиаполк, 62-ой авиабригады), был посмертно удостоен звания Героя спустя 52 года после гибели. Указ президента России был подписан в канун Дня защитника Отечества 16 февраля 1995 года. А ведь наш соотечественник был представлен к званию Героя Советского Союза еще 27 февраля 1943 году…

Великую Отечественную войну он встретил в рядах истребительного авиационного полка ВВС Черноморского флота, получившего впоследствии наименование 11-го гвардейского. В ожесточенных воздушных сражениях над Крымом и Северным Кавказом он сбил 12 самолетов противника лично и два – в группе. Бесстрашный летчик совершал разведывательные полеты по тылам врага, добывая ценные сведения о противнике, сопровождал штурмовики и бомбардировщики в налетах на механизированные части врага, непосредственно бомбил и штурмовал аэродромы противника, железнодорожные эшелоны, вражеские колонны. Смелость и бесстрашие летчика проявилось еще в начальный период войны в боях за Крым. Это видно из наградного представления, подписанного командиром авиаполка. «22 ноября 1941 года – говорится в документе, – во время одной из дерзких штурмовок по войскам противника в районе Перекопа встретился с четырьмя истребителями противника. Смелый летчик, не задумываясь, пошел в неравный бой и бил стервятников до тех пор, пока остальные наши летчики не выполнили задание командования. На горящей машине, несмотря на ожог рук и лица, он нашел в себе мужество долететь до своей территории и выбросился на парашюте, где был подобран нашими войсками…».

27 февраля 1943 года командир 32-го авиаполка подполковник (впоследствии генерал-майор) И.С. Любимов за 6 сбитых самолетов врага типа «Хе-111» и «Ю-88», представил Сурена Тащияна к званию Героя Советского Союза. Это представление 10 марта 1943 года поддерживает и командование 62-й авиабригады. Однако командующий ВВС ЧФ ограничивается награждением летчика вторым орденом Красного Знамени.

В годы Великой Отечественной войны среди 12 сбитых Тащияном самолетов (6 из которых – тяжелые бомбардировщики) противника, один был под управлением командующего авиацией крымской группировки генерал-лейтенанта фон Руппе. Это произошло 24 мая 1943 года, когда четыре наших самолета встретились с восемью немецкими истребителями. Тащиян в лобовой атаке сбил вражеский самолет, который в воздухе разлетелся на куски. Остальные немцы бросились с остервенением на Сурена, повредили самолет и ранили его. Отстреливаясь от врагов и превозмогая боль, Ташияну удалось посадить поврежденный самолет. За этот подвиг он был награжден орденом Красной Звезды. Фашисты объявили охоту за отважным летчиком. 25 сентября 1943 года самолет Тащияна был атакован и сбит звеном фашистских истребителей. Легендарный летчик погиб в водах Черного моря. В 1-м томе «Книги Памяти города-героя Севастополя» сообщается, что гвардии лейтенант Тащиев Сурен Амбарцумович, 1919 г.р., уроженец с. Чалтырь Ростовской области, погиб 25.09.1943 года.

Сурен Тащиян совершил около 400 боевых вылетов, участвовал в 187 воздушных боях, провел 23 разведывательных полета в глубокий тыл врага, 67 бомбоштурмовых налетов. В результате чего им уничтожено большое количество техники и живой силы врага, в том числе 12 самолетов, 2 паровоза, 13 вагонов, более 20 автомашин с грузом, 9 зенитных батарей, огромное количество живой силы противника.

 Барельеф и мемориальная доска Герою России Сурену Тащияну установлены на мемориале Славы в селе Чалтырь, Мясниковского р-на Ростовской области.

Однополчане

Потемневшая от времени фотография военных лет. На ней запечатлены однополчане: авиационный механик Шаварш Погосян, и летчики Вардгес Варданян, Грант Погосян и Мамикон Сергеян.

Летая на грозных штурмовиках, в боях за Крым в составе 8-го гвардейского авиаполка (до этого 18 авиаполк) прославились Мамикон Тигранович Сергеян и Вардкес Маркарович Вартанян.

В штурмовую авиацию Черноморского флота М.Т. Сергеян был зачислен в 1942 году после окончания летного училища, в канун наступления фашистов на Керченский полуостров. На равных вместе с опытными пилотами совершал в день до пяти вылетов. При этом уничтожались вражеские колоны танков, автомашин и живой силы, а так же железнодорожные составы с войсками и техникой. После первых 25-и успешных боевых вылетов он был награжден орденом Красного Знамени, получил звание младшего лейтенанта и назначен командиром звена. Командир эскадрильи, Герой Советского Союза, капитан М. Ефимов не раз ставил его геройские поступки в пример. Так, в период обороны Севастополя, М. Сергеян, проявив сноровку, установил местонахождение замаскированной дальнобойной артиллерии врага, которая наносила огромный урон осажденному городу. Вскоре наши «Илы» точным попаданием уничтожили орудия противника. Мамикон Сергеян в сложных условиях до последних дней обороны Севастополя летал в штурмовые полеты по тылам врага, нанося удары по боевым порядкам врага. Храбро сражался М. Сергеян и тогда, когда штурмовая авиация Черноморского флота перебазировалась на Кавказ. Вскоре часть, в которой он сражался, переименовывается в 8-й гвардейский штурмовой авиационный полк.

20-летний летчик-штурмовик сержант Мамикон Сергеян был молод, с серыми глазами и волнистыми волосами, похожий на мальчика с крупными красивыми чертами лица. Летчики прозвали его «мальчиком из Карабаха», а девушки из аэродромного обслуживания – «ангелочком».

  В 1944 году отважный летчик вновь громил плавсредства врага уже в Севастопольском порту. После одной из атак его самолет подвергся нападению двух «мессершмиттов». Летчик принял неравный бой и сбил один истребитель противника. Вот, как отзывался при аттестации М. Сергеяна командир 8-го гвардейского штурмового авиационного полка, дважды Герой Советского Союза Н.В. Челноков в июне 1944 года: «Накопив богатый боевой опыт, Мамикон Сергеян умело передает его молодому летному составу, на своем боевом опыте учит летчиков, как лучше на суше и на море бить врага. За проведение 108 боевых бомбоштурмовых успешных вылетов и проявленное при этом мужество, героизм и смелость в бою с фашистскими захватчиками тов. Сергеян удостоен правительственной награды – третьего ордена Красного Знамени». 12 апреля 1945 года при штурмовке города Пиллау (ныне Балтийск) Мамикон Сергеян пал смертью храбрых. Среди его наград – ордена Красного Знамени (3) и Александра Невского.

Наставником Сергеяна, был его боевой командир В.М. Варданян, которого он называл «Батей» и не отходил от него ни на шаг. Они совершили вместе первый для дебютанта боевой вылет, где новичок точно бросил бомбы в цель. В часы досуга он не отходил от Варданяна, засыпал его вопросами, старался выведать у опытного штурмовика все «секреты» воздушного боя. Полученные знания мастерски применял на практике.

Я – «Арарат-1», на горизонте транспорт противника. Атакуем!

  Долгое время вместе с М. Сергеяном участвовал в боях и был его командиром гвардии капитан Вардкес Маркарович Вартанян. О нем восторженно писали военные корреспонденты в газетах «Черноморский сокол», «Красный черноморец», «За Родину» и «Красный флот». Более 250 дней он сражался в дни обороны в небе над Севастополем. Совершив 118 боевых вылетов, Вардкес Вартанян уничтожил огромное количество боевой техники и живой силы противника, в том числе около 40 танков, более 80 груженых автомашин с живой силой и вооружением, 23 сторожевых катеров и 20 танкеров с войсками и боевой техникой, более 1,2 тысячи гитлеровцев.

Командир эскадрильи гвардии капитан В. Вартанян встретил Великую Отечественную войну на Киевщине, в составе отдельной 46-й авиационной эскадрильи Пинской флотилии. 22 июня при бомбежке немецкой авиацией аэродрома, Вардкес был тяжело ранен в плечо и ногу и долго лечился. Эскадрилья же вскоре была передана в ЧФ. В Крыму, она была дислоцирована на Чоргунском аэродроме. На ее базе был сформирован 18-й штурмовой авиаполк (командир А.М. Морозов). В период всей севастопольской обороны полк дислоцировался на Херсонском аэродроме. После выздоровления, в осажденный Севастополь прибыл В. Варданян.

Письмо из дома сообщало ужасную весть. В ходе эвакуации, по дороге из Киева в Ереван, заболел их первенец, спасти которого не смогли. С ноября 1941 года вместе с севастопольцами самоотверженно воевал с врагом и наш соотечественник. Первый боевой вылет им был совершен 22 ноября 1941 года. Достаточно сказать, что уже 8 декабря 1941 года Вардкес был награжден своим первым орденом Красного Знамени, а через два месяца уже вторым, чтоб понять, как воевал он в небе над Севастополем.

Группа штурмовиков, возглавляемая Варданяном, обнаружила в море шесть кораблей противника и приступила к ее уничтожению.

«-Я «Арарат-1». Услышали штурмовики в шлемофонах голос командира группы. – На горизонте транспорты противника. Атакуем»! Штурмовики действовали неожиданно и удачно. Они без потерь для себя, уничтожили три корабля: потопили один корабль, от повреждения второй лег на бок, а третий вскоре вспыхнул, как факел. Кончились боеприпасы, но в этот момент на подмогу прилетели еще шесть наших штурмовиков, которые обрушились на оставшие три корабля. Вардкес приземлившись на своем аэродроме, заправившись, несмотря на ранение, вновь ринулся в бой. Ни один корабль в этот день не ушел от советских летчиков.

Гвардии полковник в запасе Х.С. Петросянц (летчик, замкомандира авиаполка, воевавший так же за Крым), рассказывая о герое, приводит трогательное детское письмо соотечественницы, которое было опубликовано в газете «Коммунист» за 15 августа 1943 года в заметке о Вартаняне «Летчик-гвардеец». Это письмо летчиком было получено в дни осады Севастополя, и он бережно хранил его с ценными документами в походной сумке. «Дорогой защитник нашего города! Шлю вам мой скромный подарок. Я маленькая защитница Севастополя и желаю вам больших успехов в борьбе с ненавистным врагом. Ларочка Арутюнова. Мой адрес: улица Фрунзе, 31, бомбоубежище».

«…Немцы стянули к Севастополю свежую мотомеханизированную дивизию. На бомбоштурмовой удар взлетела шестерка наших самолетов. Фашисты были захвачены в Байдарском ущелье. Они оказались в ловушке: с одной стороны – обрыв, море, с другой – неприступные скалы. Словно смерч обрушились штурмовики на голову врага. Варданян яростно косил обезумевших гитлеровцев, уничтожая танки, орудия, автомашины…. Он летал много, по четыре-пять раз в день. Движимый своей опаляющей ненавистью к врагу, Варданян буквально «клал» бомбы на вражеские танки и грузовики, уничтожал в стане врага все, что попадалось ему на пути.

В одной воздушной схватке он был ранен в плечо и ногу. Обливаясь кровью, Вардгес все же продолжал драться до тех пор, пока не вышел весь боезапас. Вернувшись на аэродром, он сделал перевязку и снова пошел в бой» – повествовала о летчике газета «Черноморский летчик».

В другой раз, когда группа штурмовиков была атакована «мессершмиттами» Варданян заметил, что летчик Николаев оказался в затруднительном положении. Он тут же поспешил на помощь летчику, атаковав немца в лоб и заставив его ретироваться. После, сопровождал товарища, пока не убедился, что тот благополучно сел на своей территории. Когда подбили молодого летчика Попова, Варданян принял на себя бой и отчаянно дрался с немцами, рассчитывая, что подбитый товарищ дотянет до аэродрома. Но, летчик смог сесть на своей территории, невдалеке от линии фронта. Он продолжал драться до тех пор, пока не увидел, что подбитый самолет благополучно приземлился, а летчик и стрелок вышли на плоскость.

После 250-идневной героической обороны Севастополя, наши войска оставили город. Военные летчики ЧФ передислоцировались на Кавказ, где продолжали разить врага…

В ходе боя при штурме Новороссийска группа «Илюшин-2», ведомая капитаном Варданяном, обрушила свой огонь на врага. Командир бесстрашно вел людей в атаку. Увлеченные ее примером, штурмовики тщательно выискивали и метко поражали вражескую технику. В результате гвардейцы уничтожили 4 танка, до 30 автомашин, подбили 3 танка и уничтожили до 600 солдат и офицеров противника. Это происходило 11 сентября 1943 года. А уже 16 сентября 8-му штурмовому авиационному полку 2-й авиационной дивизии присваивается почетное наименование «Новороссийская». Но В. Вартанян не дожил до этого памятного дня. Он погиб 14 сентября, когда советская авиация уничтожала немецкие плавсредства у берегов Анапы. Его самолет, изрешеченный вражескими зенитчиками и подоспевшими самолетами, поглотили воды Черного моря. Уроженец села Нор-Армавир Октемберянского р-на Армении В.М. Вартанян погиб смертью храбрых.

В 1-м томе «Книги Памяти города-героя Севастополя», сообщается, что гвардии капитан Вартанян Варткез Маркович, 1910 г.р., был сбит в воздушном бою над морем 14.09.1943 года. Среди его наград – ордена Красного Знамени (2) и Отечественной войны 1-й степени.

В авиационном полку М.Т. Сергеяна и В.М. Вартаняна служили и другие армяне: военным техником лейтенант Шаварш Погосян (среди наград два ордена Красной Звезды) и летчиком Грачик Погосян. Найти информацию об их боевой деятельности мне пока не удалось.

Слово о военных авиатехниках-севастопольцах

 «Дружба летчиков и техников хорошая традиция авиаторов, проверенная жизнью. Пилоты отлично знают, что судьба боевой машины во многом зависит от старания и умения техников. Когда летчики отдыхали, авиаспециалисты в синих комбинезонах днем и ночью готовили машины к вылету. В тревожные для Севастополя дни мы могли выполнять боевые задачи только благодаря крепкой настоящей дружбе и вере в победу над фашизмом». Эти слова принадлежат бывшему старшему механику авиационного звена 18-го штурмового авиаполка, майору в отставке Шаваршу Погосяну (1913-2001), который не только оборонял, а впоследствии и освобождал Севастополь. Через всю свою жизнь пронес он дружбу с легендарным летчиком черноморской авиации Вардкесом Варданяном. С ним судьба связала с первых дней довоенной службы в отдельной авиационной эскадрильи Днепровской (впоследствии – Пинской) флотилии, а впоследствии, в ходе войны – авиации ЧФ. За ним была закреплен самолет ИЛ-2 именно В. Варданяна с первых дней службы.

Журнал Советская Армения за февраль 1968 года напечатала небольшой рассказ военного летчика-черноморца Николая Варданяна, о трех соотечественниках, которые воевали в составе авиации ЧФ. Заинтересовал автора и натолкнул на сбор материалов и написание рассказа, дважды Герой Советского Союза, генерал-майор авиации Николай Васильевич Челноков. В письме к нему, он спрашивал: не приходится ли ему родственником служивший в 8-м гвардейском штурмовом авиаполку летчик морской авиации по фамилии Варданян? Н. Варданян нашел в Ереване родственников своего однофамильца и собрал о нем и его однополчанах Ш. Погосяне и М. Сергеяне обильный материал. Эти дополнительные материалы мне направила из Киева внучка авиатехника Шаварша Погосяна, Ирина, за что я ей признателен. Благодаря присланным ею материалам про ее дедушку, на самоотверженный труд авиатехников в годы войны, я посмотрел совершенно с другой стороны. Они ничем не уступали в геройстве летчикам.

Даже кратко, биографию уроженца Армении Шаварша Погосяна нельзя изложить в несколько строк. Общий трудовой стаж его без малого 60 лет, 25 из которых он отдал советской военной авиации.

В 1937 году по окончанию Вольской военной школы авиатехников, авиатехник 2-го ранга Шаварш Погосян приступает к воинской службе младшим техником в 46-ую авиационную эскадрилью Днепровской флотилии. В 1939 году он уже старший авиатехник той же авиаэскадрильи Пинской флотилии, где и застает его весть о начале Великой Отечественной войны. С октября 1941 года по май 1944 года Ш. Погосян служит в авиации ЧФ (куда передислоцировалась его часть), старшим техником звена 18-го авиаполка 62-го авиасоединения (с марта 1943 года – старший техник авиаэскадрильи 8-го гвардейского полка). После освобождения Крыма, с мая 1944 года он уже старший техник 8-го штурмового авиаполка БФ. После 25-илетней безупречной службы, Шаварш Погосян уволившись из авиации КБФ, поселяется с семьей в Киеве, где в далеком 1937 году он начинал свою службу в авиации. Среди наград ветерана, ордена: Красного Знамени, Красной Звезды (3), Отечественной войны 2-й степени. Здесь хотелось бы отметить, что в июне 1942 года, за совершение целого ряда геройских поступков, командование авиационного полка представляло Ш. Погосяна и к званию Героя Советского Союза. Но, в ходе очередного фашистского налета, кода был убит командир авиаполка, а со временем и оставлен Севастополь, данный вопрос остался на бумаге, а скромность нашего соотечественника не позволила вновь поднимать данный вопрос…

На примере Ш.Г. Погосяна, можно представить себе, кокой нелегкой и опасной был труд технического персонала авиационных частей в годы войны. Судить можно и по тому, за что ему в ходе обороны Севастополя были вручены первые два ордена Красной Звезды.

Так, девятка наших штурмовиков, расстреляв все боеприпасы, возвращалась на свой аэродром. Один самолет был подбит фашистами. Не дотянув до своего аэродрома, летчик смог посадить самолет на нейтральной полосе у линии фронта. Заместитель командира полка капитан А.А. Губрий посылает Шаварша с несколькими бойцами за приземлившимся самолетом. Под яростным обстрелом фашистом, раненый летчик был извлечен из кабины и спасен. Даже появившиеся пять вооруженных пулеметами мотоциклов с немцами, не смогли помешать спасти летчика и самолет. Не став сжигать почти невредимый «Ил-2», Шаварш приказал солдатам занять круговую оборону. В ходе завязавшегося короткого боя, четыре мотоциклиста были уничтожены. Пятый сумел вырваться из-под шквального огня. Надо было спешить, но бросать самолет не хотелось. Шаварш вместе с солдатами, приподняв хвост самолета, поместил его на кузов машины.  Так, из-под носа фашистов с необычным грузом прибыли на свой аэродром. За смелость и находчивость по спасению самолета и летчика, он был награжден своим первым орденом Красной Звезды. Спустя несколько дней, подбитый самолет был вновь готов к вылетам. На ней стал летать В. Варданян.

10 июня 1942 года во время бомбежки и штурмовки нашего аэродрома на Малом Маяке с воздуха, фашистами был взорван склад боеприпасов. Пламя перекинулось на капонир, где стоял исправный самолет ИЛ-2 В. Варданяна. Бросившись в огонь и проникнув в кабину, Шаварш спасает самолет, вырулив на ней под непрерывным огнем немецких самолетов на аэродром. Несмотря на убийственный огонь, взрывы, он неустанно успешно маневрирует, что помешало фашистам прицельно уничтожить боевой самолет. За этот подвиг, он был удостоен второго ордена Красной Звезды лично командующим ВВС ЧФ. Об этом эпизоде, среди прочего, доносит до наших дней архивная справка № 3/579 от 30.07.1987 года с выпиской из личного дела № 7280, выданная Днепровским райвоенкоматом г. Киева.

Именно после этого случая, его представляют к званию Героя Советского Союза. Об этом рассказал внучка Шаварша Погосяна. Когда он совершил подвиг – вывел горящий самолёт из капонира, его представляют на звания Героя Советского Союза. Однако погиб командир полка, а также документация, и звания Героя ему не дали. Его сослуживцы много раз уговаривали его напомнить начальству об этом, однако он неизменно отвечал, что делал это не ради карьеры, а для защиты Родины.

Отважный авиатехник чудом остался жив и избежал плена. Со слов внучки Ш. Погосяна, дедушка ей рассказывал, что «когда часть войск была эвакуирована из Севастополя (на самолётах), а другую часть оставляли защищать город, там была такая мясорубка, что и те, и другие понимали, что оставшиеся защитники, скорее всего, не выживут. В списках тех, кого должны были эвакуировать, дед был самым последним. Когда он пришёл, чтобы эвакуироваться, то его отправили обратно, показав список: его фамилия была вычеркнута и заменена другой. Когда дед пришёл обратно, его окликнули и сказали, что его всё-таки решили эвакуировать, как специалиста, нужного полку. Так он и остался последним эвакуированным защитником Севастополя. А все остальные погибли или попали в плен. Позже ему рассказали, что его, то вносили, то вычёркивали из списка. И так несколько раз…».

После увольнения из военной авиации, он долгие годы работал начальником снабжения в одном из РСУ г. Киева. В 1987 году Шаварш Погосян ушёл на пенсию по состоянию здоровья, его зрение стало резко ухудшаться. За год он почти ослеп: кое-что видел и читал только с лупой. На следующий день после выхода на пенсию, его родственники навестили его. Однако, к их громадному удивлению на заверения о том, что они его не оставят и не дадут ему скучать, он ответил фразой “А я не унываю!”, после чего сам позвонил в Общество слепых, сам себя туда устроил и даже участвовал в художественной самодеятельности…». Он никогда не любил рассказывать о войне, где потерял своего лучшего друга и однополчанина Вардкеса, про которого скорбел до конца своей жизни.

Почетный гражданин Севастополя

Наиболее из воентехников-черноморцев прославился другой армянин, генерал-майор Иван Григорьевич Ярамышев (1906-1979) – почетный гражданин города-героя Севастополя, один из тех, кто начал служить в авиации ЧФ задолго до начала войны. Служил он и на Дальнем Востоке, потом все же вернулся в любимый город. Иван Григорьевич родился в Тифлисе 11 января 1906 года в армянской семье. В 1926 году окончив с дипломом авиационного механика Ленинградское военно-техническое училище, он связал свою судьбу с авиацией ЧФ.

Он начал службу в должности авиационного механика в 5-м морском авиаотряде, которая дислоцировалась в г. Николаеве, через год, он уже в Севастополе, в должности бортового техника 60-ой авиаэскадрильи авиации ЧФ. В дальнейшем, И.Г. Ярамышев – старший инженер эскадрильи КЧФ, умело руководит технической службой ВВС флота на Дальнем Востоке. В этой должности военный инженер 1-го ранга Иван Ярамышев встречает войну. Ремонтные работы, выполняемые под его руководством, отличались четкостью. Его подчиненные делали все возможное, а порой даже и невозможное, чтобы быстрее вернуть поврежденные машины в строй, обеспечить их безаварийность и надежность в полете.

Войну И.Г. Ярамышев закончил в звании инженера-полковника, впоследствии, занимал ответственные посты в ВВС флота. В 1949 году он оканчивает курсы повышения квалификации при Военно-воздушной инженерной академии им. Н. Жуковского, а в 1952 году он получает звание генерал-майора инженерно-технической службы. Завершает службу в конце 1968 года. Его грудь украшают ордена: Ленина, Красного Знамени (3), Красной Звезды (3) и другие награды.

Первый орден Героя

Среди прославленных советских летчиков видное место занимает Герой Советского Союза Оганесов Вазген Михайлович (1920-1993), который в годы Великой Отечественной войны совершил 324 боевых вылета, провел 75 воздушных боев и лично сбил 23 самолета противника. Свои подвиги старший лейтенант В.М. Оганесов совершал, летая на самолетах И-153, Як-1, Як-9 и Як-3, будучи командиром и штурманом эскадрильи 327 Радомского Краснознаменного истребительного авиационного полка. Но не многие знают, что отважного летчика с Крымом связывают первые сбитые самолеты противника, как и получение первого боевого ордена. Происходило это в мае 1942 года.

 Так, в боях за Крым западнее Арма-Эли 9 мая 1942 года он сбил свой первый фашистский самолет Ме-109. А 12 мая 1942 года при штурмовке войск в районе Дальние Камыши, он в составе группы наших самолетов И-153 был атакован вражескими самолетами Ме-109 и Ме-110. В неравном бою Вазген Михайлович лично сбил один Ме-109 и один Ме-110, за что был удостоен своего первого боевого ордена Красного Знамени. В дальнейшем он бьет врага в небе над Кавказом и Курской дугой, над городами Украины и освобождаемыми европейскими государствами. Среди боевых наград Героя Советского Союза – ордена: Ленина, Красного Знамени (3), Отечественной войны 1-й степени (2), Красной Звезды.

Равняйтесь на Гургена Багдасарова

Заместитель командира авиаэскадрильи гвардии капитан Гурген Багдасаров воевал в Крыму с конца 1941 года. Отличился в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции, обороны Севастополя и действий Крымского фронта. Только в боях за Крым он в 1941-1942 гг. совершил 139 боевых вылетов. В дальнейшем отличился в Сталинградской битве, где совершил 127 боевых вылетов и уничтожил 5 танков, 45 автомашин, 5 зенитных и артиллерийских точек, вызвав при этом 23 мощных взрывов и пожаров. Помимо этого, он выполняет задания командования, где требовались особое мастерство, отвага и геройство. За Сталинградскую эпопею он был награжден орденами Красного Знамени (2) и Отечественной войны 1-й степени. К сожалению, о его действиях в Крыму мне пока не удалось найти подробные сведения.

Его командир, гвардии майор Равицкий, отправляет письмо в Армению, в которой просит, чтоб на страницах национальных газет непременно рассказали о героических действиях Г. Багдасарова. Для того, чтоб в будущем, кто собирается стать достойным защитником Родины в рядах Красной Армии, ровнялись на своего соотечественника, чтоб любили свою Родину и умножали ее славу, как это делает Гурген Багдасаров.

Черноводский мост…

Уже утром 23 июня 1941 года эскадрилья советских ДБ-3ф 2-го авиаполка нанесла бомбовый удар по кораблям и портовым сооружениям главной базы фашистов на Черном море – Констанце (Румыния). Вечером, советские бомбардировщики повторили налет. Исключительно дерзкий дневной налет 13 июля 1941 года совершили советские пикирующие бомбардировщики на нефтеперегонные заводы Плоешты. В августе черноморские летчики, совершив два удара, разрушили и вывели надолго из строя знаменитый Черноводский мост, имевший важное стратегическое значение. Помимо того, что 1662-метровый мост через Дунай соединял важные промышленные центры фашистской Румынии с румынским черноморским побережьем, через него так же проходил нефтепровод Плоешти-Констанца.

В этой операции наряду с бомбардировщиками участвовали, участвовали самолеты-истребители И-16 32-го авиаполка ЧФ. Истребители с двумя бомбами ФАБ-250 подвешивались под плоскости самолета ТБ-3, который доставлял их к району боевых действий, где производили их отцепку. Истребители с пикирования бомбили заданные цели и самостоятельно возвращались на наши аэродромы.

При бомбежке Черноводского моста отличились летчики А.В. Шубиков, Б.И. Литвинчук, Б.И. Филимонов, П.Г. Данилин, Д.И. Скрипник и наш соотечественник И.Я. Каспаров (летал на И-16). К слову, капитан Арсений Шубиков первым среди черноморских летчиков был награжден орденом Ленина, чем был награжден И. Каспаров, сведений не нашел…

Проверяя «Донесение о потерях комначсостава ВВС ЧФ в боях Отечественной войны с 05.09. по 20.09.1941 года» нашел запись:

– «Командир 2 АЭ 32 АП лейтенант Каспаров Исак Яковлевич, 1919 г.р., уроженец г. Моздока, холост, не вернулся с задания».

В другом документе, «Списке безвозвратных потерь комначсостава ВВС ЧФ с 1 по 20 сентября 1941 года», подготовленный на имя начальника ОРСУ ЧФ капитана 2-го ранга Ипатова, отделом кадров ВВС ЧФ, среди 47-и погибших летчиков указан и И.Я. Каспаров:

– «Командир звена 2 АЭ 32 АП Каспаров Исак Яковлевич, армянин, был призван Орджоникидзевским ГВК г. Орджоникидзе в 1939 году, кандидат ВКП (б), женат (Каспарова Софья Сергеевна)».

В налете на Черноводский мост участвовали и другие наши соотечественники. К примеру, воздушный стрелок одного из бомбардировочных авиаполков ЧФ младший сержант Христофор Арутюнов. О нем мне стало известно благодаря роману «Адмирал» Ашота Арзуманяна, написанный на основе многочисленных документов об Адмирале Флота Советского Союза Иване Степановиче Исакове. Про Арутюнова рассказал писателю сам И.С. Исаков в ходе одного из многочисленных бесед, на котором присутствовали также великий армянский поэт Аветик Исаакян и Народный художник СССР Мартирос Сарьян. Рассказывая об армянах-моряках, которые приняли участие в Великой Отечественной войне, адмирал заметил, что в годы войны «по неполным данным, исключая период войны с японским империализмом, 476 офицеров, старшин и краснофлотцев-армян были награждены орденами и медалями СССР».

 Воздушный стрелок Христофор Арутюнов, уже к осени 1941 года имел 20 боевых вылетов на бомбоштурмовые удары по живой силе, технике и военным объектам противника. В августе 1941 года он участвовал в успешном налете наших бомбардировщиков на знаменитый Черноводский мост через Дунай, который имел исключительно сильную противовоздушную защиту. Много раз со своими славными боевыми товарищами летал Арутюнов за линию фронта, где наша авиация громила скопление танков, машин, артиллерии и живой силы врага.

Отважный сокол Арташес Аветисян

В одном из обращений политуправления Крымского фронта к бойцам и командирам армянам, подготовленная в феврале 1942 года в виде листовки газеты «Мартакан грох» («Боевой натиск»), среди отличившихся на Крымском фронте бойцов-армян, отмечается и летчик-армянин: «отважный сокол Аветисян, орденаносцы Татевосян, Маркарян и другие». В письме воинов 390-й армянской стрелковой дивизии трудящимся Армении, которая была опубликована в газете «Советакан Айастан» («Советская Армения»), среди отличившихся бойцов Крымского фронта, указывается имя «отважного летчика Арташеса Аветисяна, который наводил ужас на фашистских стервятников». Думаю, что летчик Аветисян и Арташес Аветисян один и тот же летчик, но, к сожалению, мне еще не удалось раздобыть об этом других сведений.

В сборнике документов и материалов «Советская Армения в годы Великой Отечественной войны», подготовленной Академией наук Армянской ССР в 1975 году, помещена статья К. Степаняна об отважном летчике-истребителе капитане Арташесе Аветисяне, которая была напечатана в газете «Коммунист» от 9 июля 1942 года. Приведу сведения о летчике из данной статьи, где лучшей характеристикой летчика служат слова полкового комиссара, сказавшего про Аветисяна следующее: «Если по небу летят десятки самолетов, то и тогда узнаю по мастерскому вождению самолет Артюши».

Аветисян совершил на территорию, занятую врагом, 150 боевых вылетов, уничтожил свыше 400 фашистских солдат и офицеров, эскадрон кавалерии, вывел из строя 12 зенитно-пулеметных точек, разбомбил 20 автомашин с войсками и грузами. В 18 воздушных сражениях сбил 4 вражеских самолета. Был награжден двумя орденами Красного Знамени.

Арташес Аветисян, был одаренным мальчиком. Первая мировая война и резня армян турками сделала его сиротой. Но молодая советская республика позаботилась о нем, дав возможность развивать его тягу к рисованию и покорению неба. Вначале, он поступает в Ленинаканское железнодорожное училище, после, окончив Тбилисское художественное училище, поступает в летное училище и становится летчиком. Был женат, имел сына…. Больше про отважного летчика никаких сведений не нашел…

Нельсон Георгиевич Степанян

(Уроженцы Карабаха в боях за черноморское небо)

Летчики-армяне, уроженцы Нагорного Карабаха, наиболее прославились в ходе Великой Отечественной войны. Их имена широко известны, они принимали активное участие в боях за Украину и Крым. Это: маршал авиации С.А. Худяков (А.А. Ханферянц), дважды Герой Советского Союза Н.Г. Степанян, Герои Советского Союза А.Д. Каспаров и А.Т. Айриев (Айрян), генерал-полковник авиации С.А. Сардаров и другие.

Не случайно здесь выделяю действия уроженцев этого древнего армянского края. В годы Великой Отечественной войны из Нагорного Карабаха на фронт добровольно ушли или были призваны 45 тысяч человек, что составляло около 35 % (!) населения автономной области. 22 тысячам из них было суждено погибнуть, более 17 тысяч были награждены орденами Советского Союза, 23 – стали Героями Советского Союза, 5 – полными кавалерами орденов Славы. На фронтах сражались около 30 генералов, выходцев из Нагорного Карабаха, среди которых вышеназванные военачальники: И.Х. Баграмян, И.С. Исаков, А.Х. Бабаджанян, С.А. Худяков, М.А. Парсегов, С.А. Сардаров и многие другие. Уроженцами Карабаха были и дважды Герой Советского Союза, летчик морской авиации, подполковник Нельсон Степанян и Герой Советского Союза, генерал-майор Андраник Казарян. Оба они родились в старинном армянском городе – крепости Шуши. Крымское Армянское Общество в 2004 году широко отметило 100-летний юбилей генерала А.А. Казаряна. 9 мая 2004 года в г. Симферополе, на стене дома, где он проживал долгие годы, по предложению и на средства автора этих строк, была открыта мемориальная доска.

В годы войны карабахцы сдали в Фонд обороны 2767337 рублей, 2,071 кг золота, 31,989 кг серебра. На сборку танков и самолетов внесли 1631214 рублей деньгами и на 5961905 рублей облигациями. Необходимо отметить, что когда в 1942-1943 гг. в Азербайджане стали собирать деньги для строительства танковой колонны «Азербайджанский колхозник», то 23,3 миллиона рублей из 81,2 собранных, внесли колхозники Нагорного Карабаха. Данные приводятся без учета деятельности, прилегающих к НКАО сельских районов, населенных преимущественно армянами. Эти районы (Шаумянский и др.) советским Азербайджаном, в 1923 году, были искусственно выделены из состава, образованного Нагорно-Карабахской АО, с целью их быстрейшей ассимиляции.

О боевых действиях в небе над Крымом отважного летчика, дважды Героя Советского Союза, подполковника Нельсона Георгиевича Степаняна (1913-1944) и возглавляемого им авиационного полка говорится и пишется в Крыму очень редко. Сам Н. Степанян при освобождении Крыма провел 24 эффективных боевых вылета. Под руководством Н.Г. Степаняна летчики-штурмовики обеспечили высадку десанта южнее Керчи, помогли морской пехоте отбить 37 контратак противника. Летчиками 47-го штурмового авиационного полка за время Крымской операции было уничтожено 8 транспортов противника, 12 десантных барж, 9 сторожевых катеров, свыше 3500 солдат и офицеров.

 Всего с 12 апреля по 23 июня 1944 года в черноморском небе летчиками 47-го авиаполка «…уничтожено восемь транспортов, 12 БДБ, 9 СКА, свыше 3500 солдат и офицеров. Сам лично тов. Степанян произвел 24 эффективных боевых вылета на уничтожение плавсредств, живой силы и техники противника, во время которого им потоплено два транспорта общим водоизмещением до 5000 тонн, одна канонерская лодка, один танкер до 3000 тонн водоизмещением, два СКА, четыре БДБ, значительно повреждено до шести плавединиц, среди которых один транспорт до 2000 тонн водоизмещением. <…> За умелое руководство полком, личную храбрость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, тов. Степанян достоин правительственной награды – орден Красного Знамени». Это один из документов, родившихся в Крыму. Командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский, член Военного совета вице-адмирал Азаров и начальник штаба контр-адмирал Голубев-Монаткин отреагировали на это представление весьма странно. «За умелое руководство и организацию боевых действий в Крымскую компанию объявляется благодарность командиру 47-го штурмового авиационного полка, Герою Советского Союза гвардии майору Степаняну».

Так, 16 апреля 1944 года группа в составе 12 самолетов, ведомая Н. Степаняном, в районе Судака потопила три десантные баржи. 22 мая, участвуя в разгроме каравана противника на коммуникации Севастополь – Констанца, Нельсон лично потопил транспорт водоизмещением 3000 тонн, но его самолет получает сильное повреждение. Несмотря на это, он до конца выполняет боевое задание и благополучно производит посадку на своем аэродроме.

Нельсон Степанян все же получит боевую награду за Крым, третий орден Красного Знамени и повышение в воинском звании. Он станет подполковником. А 20 августа 1944 года командир 11-ой штурмовой Новороссийской дважды Краснознаменной дивизии представит Н.Г. Степаняна к званию дважды Героя Советского Союза. Это звание он получит лишь 06.03.1945 года, посмертно…

 Летное мастерство Степаняна впервые проявилось в начальный период войны, 23 июня 1941 года в окрестностях Одессы. На самолете «Ил–2» открывается боевой счет Степаняна. В одном из первых боев, при разгроме вражеской колонны, он уничтожает более 50 солдат и офицеров, в том числе одного генерала. В дальнейшем он громил наземного противника в районах Запорожья, Полтавы и Каховки. Нельсон храбро защищал подступы к городу Николаеву. В первых числах сентября 1941 года, при выполнении сложного и очень важного боевого задания, самолет Степаняна был подбит прямым попаданием зенитного снаряда. Он был ранен в ногу, машину удалось посадить в глубоком тылу врага. Близко познакомился с партизанами, которые помогли ему уйти из вражеского кольца и оказали первую помощь. Партизаны сумели его переправить через линию фронта в Харьков, где после недолгого лечения он направляется в 57-й авиационный полк, входящий в состав морской авиации КБФ.

 Интересно, что к званию Герой Советского Союза Нельсон Степанян представлялся четыре раза. В первый раз, не дождавшись рассмотрения представления, по очередному представлению командования он награждается орденом Ленина, в четвертый раз, не дожидаясь рассмотрения третьего (уже на звание дважды Героя) – посмертно. Пока рассматривалось первое представление (от 28.12.1941 года, которое он получил 23.10.1942), Нельсон Степанян был награжден орденом Ленина и двумя орденами Красного Знамени. Только в первые годы войны он еще трижды представлялся командованием части к «правительственным наградам», но они почему-то оставались без рассмотрения.

Здесь хочу заметить, что один из основателей армянской историографии советского периода, первый нарком просвещения Армении, профессор Ашот Иоаннисян (1887-1972) приходился родным дядей Нельсона Степаняна. В 1937 году он был необоснованно репрессирован, освобожден из заключения в 1943 году, в 1954 – полностью реабилитирован. Кто знает, может в этом кроется секрет «долгого рассмотрения» наградных представлений на Героя.

Примечателен случай. Осенью 1944 года председатель колхоза армянского села Авдалар Григор Айрапетович Тевосян внес сто тысяч рублей из своих сбережений на приобретение боевого самолета. Просил назвать его «Мститель» и передать Нельсону Степаняну. Сообщение это было опубликовано в газете «Коммунист» 26 ноября 1944 года. «Мститель» был передан Герою, а киногруппа сняла 30 ноября его первый бой.

 Мало кто знает, что в годы Великой Отечественной войны Н.Г. Степанян уничтожил как минимум 28 фашистских самолетов. Причем не только на земле. К примеру, был случай, когда Степанян на штурмовике встретил в воздухе два немецких бомбардировщика Ю-88, вступил с ними в бой и сбил их. Последний самолет он сбил 14 декабря 1944 года, в день своего последнего боя. Это был самолет ФВ-190.

Среди наград дважды Героя Советского Союза Н. Степаняна, ордена: Ленина (2), Красного Знамени (3). В Ереване, в парке имени Кирова, 8 ноября 1950 года Нельсону Степаняну был открыт четырехметровый памятник из бронзы и базальта. Скульптор Ара Саркисян начал работу над памятником еще при жизни летчика. Что же касается памятника, который был установлен Герою на его Родине в городе Шуши (Нагорный Карабах), то он был уничтожен, мягко говоря, варварами. Это произошло в ходе известных событий в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Армянское население города было изгнано, а памятники культуры и истории уничтожены. В ночь на 9 мая 1992 года, в канун Дня Победы, г. Шуши был освобожден силами самообороны Арцаха….

В героических боях при освобождении Таманского полуострова, Новороссийска, Керчи и Крыма участвовал авиаполк, возглавляемый полковником Сергеем Аршаковичем Сардаровым, уроженцем с. Азох, Гадрутского района Нагорного Карабаха. Великую Отечественную войну он встретил в должности командира одного из авиаполков дальнего действия. Когда враг рвался к Сталинграду и Кавказу, его полк, дислоцированный в Астрахани, затем в Грозном, наносил ощутимые удары по врагу. В начале 1944 года С.А. Сардаров был назначен заместителем командира, а вскоре – командиром истребительной авиационной дивизии. В составе войск 4-ого Украинского фронта авиационная дивизия под его командованием участвовала в освобождении десятков украинских городов и сотен сел. Особо отличились в боях за освобождение города Одессы. Также дивизия отличилась в ходе Ясско-Кишиневской операции и в боях за освобождение Румынии, особенно города Бухарест. После войны С.А. Сардаров дослужился до звания генерал-полковника авиации.

При освобождении полуострова в составе 402-го истребительного авиаполка (в составе полка с апреля 1943 года) отважно сражался лейтенант Рант Ишханович Ишханов (1922-22.02.1998). Всего, летая на самолетах Як-1, Як-3, Як-9, он совершил 322 боевых вылета и лично сбил 13 самолетов противника. В небе над Крымом им было сбито 4 самолета: два Ме-109 юго-западнее Джанкоя (11.04.1944г.) и южнее Сарабуза (13.04.1944г.), два ФВ-190 на юго-западе и северо-востоке (6-я верста) Севастополя (20.04.1944г. и 07.05.1944г.). Среди наград: ордена Красного Знамени, Отечественной войны 1-ой и 2-ой степени, Красной Звезды.

В материалах исследователей участия армян в Сталинградской битве, которые мне посчастливилось изучить, рассказывается о командире 932-го смешанного авиационного полка 51-й армии, летчике-истребителе майоре Николае Георгиевиче Дадиянце, 1913 г.р., уроженце г. Елизаветополь Российской империи. Приказом командующего Сталинградского фронта генерал-полковника А.И. Еременко за № 68/н от 4 ноября 1942 года он был награжден орденом Красного Знамени. Только в ходе оборонительных боев Сталинградской битвы, личный состав полка под его командованием совершил 1758 самолетов-вылетов на разведку войск противника, прикрытие своих войск, сопровождение своих штурмовиков на связь. За это время в воздушных боях полком сбито 6 бомбардировщиков противника, один из которых тараном. Лично Н.Г. Дадиянц за период участия в боях совершил 228 успешных вылетов и сбил 2 самолета противника. Еще 2 самолета он сбил в составе звена. До Сталинграда его полк активно участвовал в боях за Крым и Керчь. К сожалению, о нем, как и о его действиях в Крыму, мне не удалось найти какие-либо сведения.

В одной из книг, рассказывающей о воинах, которые отличились в ходе Курской дуги, упоминаются и летчики армяне, которые в 1941-1942 гг. сражались в небе над Крымом. Так, на Курской дуге отличился и был награжден орденами Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени уроженец с. Чардахлу капитан Иван Сергеевич Петросян, 1912 г.р., командир авиаэскадрильи 454-го бомбардировочного АП 334 БАД 2-й воздушной армии. С августа 1941 года по май 1942 года он воевал в небе над Крымом, с марта по сентябрь 1943 года – на Воронежском фронте, где был награжден первым орденом Красного Знамени. Он так же отличился в боях за освобождение Белоруссии, за что был награжден орденом Красной Звезды. Отличился на Курской дуге и был награжден орденом Красного Знамени еще один летчик из села Чардахлу Норайр Смбатович Даниелян, 1922 г.р. (сын погибшего в боях за Литву в 1944 году полковника Смбата Даниеляна, в годы войны командира бригады и дивизии). Младший лейтенант Н.С. Данелян воевал с августа 1941 года на Крымском и Северо-Кавказском фронтах, а с 1943 года на Воронежском фронте. К сожалению, иной информации о данных летчиках нет.

В боях за освобождение Украины было присвоено звание Героя Советского Союза (13 апреля 1944 года) командиру авиаэскадрильи 503-го штурмового авиаполка 8-й воздушной армии капитану Армену Тевановичу Айриеву, уроженцу Гадрутского р-на Нагорного Карабаха, который особо отличился при разгроме таганрогской группировки противника и в освобождении Донбасса. До этого, он участвовал в тяжелых оборонительных боях за Украину, в Сталинградской битве, в боях за Крым, за что был награжден двумя орденами Красного Знамени.

Среди тех, кто в 1943-1944 гг. активно участвовал в боях за Крым, был летчик Погос Артемович Агаджанян, уроженец Баку, будущий генерал инженерно-технической службы, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук. В этих боях он участвовал вместе с сокурсниками Ленинградской военно-воздушной академии. После освобождения полуострова, в 1945 году, он успешно завершает учебу в академии и получает специальность инженера. К слову, только в семьях карабахских армян в Баку родились, воспитывались и выросли десять генералов СА.

Забытый Герой

Среди незаслуженно забытых героев Крыма – уроженец северокавказского города Армавир, выпускник Качинской военной авиационной школы пилотов (1937), помощник командира по воздушно-стрелковой службе 402-го истребительного авиационного Севастопольского Краснознаменного полка 265-ой авиадивизии майор Акоп Балабекович Манукян (1916-1981 гг.). К сожалению, об Акопе Балабековиче, как и о Нельсоне Степаняне, не пишет в своей книге «Герои боев за Крым» автор-составитель, Герой Советского Союза, генерал-майор Андраник Абрамович Казарян. В книге рассказывается о 343-х Героях Советского Союза, которые получили высокие звания в боях за Крым, в том числе о десяти армянах и об уроженце Армении К.И. Хаджиеве (Хаджев), греке по национальности.

Воюя в действующей армии с апреля 1943 года, А.Б. Манукян совершил 245 боевых вылета, в ходе которых провел 40 воздушных боев и лично сбил 26 самолетов противника, 9 из которых в небе над Крымом. В наградном листе на момент представления его к званию Героя Советского Союза (16.02.1945г.), указано, что он провел 55 воздушных боев, в результате которого сбил 22 самолета противника. По типам: Хе-111 – 4, Ю-87 – 6, Савои – 1, ФВ-190 – 2, Ме-109 – 9, из них один сбил ночью. Кроме того, при штурмовых действиях по аэродромам и войскам противника им уничтожено 4 самолета, 1 паровоз, 17 автомашин, 10 лошадей, 5 подвод, 40 солдат и офицеров врага.

  Его боевой счет открылся в составе войск Северо-Кавказского фронта (с 20.04 по 03.06.1943г.), продолжился в составе 4-го Украинского фронта (01.09.43г. по 12.05.1944г.) и 3-го Белорусского фронта (12.05.44г. по 09.09.44г.), а заканчивается в составе 1-го Белорусского фронта (с 15.11.44г.).

 В составе 4-го Украинского фронта им на самолетах ЯК-1 и ЯК-9 совершено 125 боевых вылета, проведено 8 воздушных боев, в результате которых сбито 16 самолетов противника. Так, 25 февраля 1944 года капитан Манукян вылетел в паре со старшим лейтенантом Куликовым (не вернется из боевого вылета 11 марта 1944 года) на поиск пропавшего самолета. В 13.25 в районе переправы через Сиваш на высоте 2500 метров они встретили 18 Ю-87 под прикрытием 10 ФВ-190. Но, несмотря на численное превосходство, они вступили с ними в бой. Атакуя, Манукян сбивает первый Ю-87, Куликов – второй. После боя с бомбардировщиками, вели бои с истребителями прикрытия, где вновь каждый из них сбил по одному Ме-109 и благополучно вернулись на свой аэродром.

 «Особое упорство, героизм и мужество, – говорится в наградном представлении на звание Героя Советского Союза, – тов. Манукян проявил в борьбе за Крым. Делая по несколько боевых вылетов днем и ночью в воздушных боях сбил 9 самолетов противника».

 Сбитые в Крыму самолеты: два Ме-109 (11.03.1944 над балкой Ясная и северо-западнее Джанкоя), три Ю-87 (13.04.1944 юго-восточнее Сарабуза и севернее Софиевки, а 20.04.1944 – над Балаклавой), одна «Савойя» (17.04.1944, аэропорт Сарабуз) и один ФВ-190 (03.05.1944, м. Херсонес). Здесь не говорится о двух сбитых самолетах над Сивашом, о которых говорилось выше.

 5-го мая 1944 года в неравном бою с численно превосходящими силами противника, в боях за Крым, Акоп Балабекович получает тяжелое ранение в левое бедро и обе руки. Несмотря на потерю крови, превозмогая боль, ему удается привести самолет на свой аэродром, после чего он был госпитализирован. К сожалению, в 2-хтомнике «Герои Советского Союза» нет ни одного слова о его действиях над крымским полуостровом. Среди боевых наград А.Б. Манукяна, ордена: Ленина, Красного Знамени (3), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени. Причем, два ордена Красного Знамени он получил за подвиги в боях за Крым.

Использование Книг Памяти

АР Крым и городов-героев Севастополь, Керчь и  Керченского полуострова

в освещении вопроса участия летчиков-армян

в боях за Крым

Известно, что в кровопролитных боях 1941-1942 гг., которые происходили в Крыму, активное участие принимали воины, призванные из Закавказья и Северного Кавказа. В их числе были более пятидесяти тысяч сынов армянского народа. По разным источникам в боях за Крым только в 1941-1942 гг. погибло, пропало без вести, или, оставленные на произвол судьбы, попали в плен, исчисляется от 20 до 40 тысяч сынов армянского народа. Места гибели и захоронения, большинства наших соотечественников, которые погибли в 1941-1942 гг. за Керченский полуостров, города-герои Керчь и Севастополь, до сих пор остаются неизвестными.

В советское время об этом не принято было говорить, а точнее, эти трагические события целенаправленно предавались забвению. Ведь пришлось бы говорить об одной из самых трагических событиях Великой Отечественной войны. Как известно, в 1941-1942 гг. только в ходе Керченско-Феодосийской десантной операции, действий Крымского фронта и обороны Севастополя (а до этого Крыма), из-за бездарности целого ряда высокопоставленных армейских командиров и представителей Ставки, боевые потери советских солдат исчислялись сотнями тысяч. Десятки тысяч безымянных солдат – отдавших свою жизнь в боях с фашистами и их приспешниками за Крым, до сих пор ждут того часа, что о них вспомнят, и они перестанут быть безымянными. С прискорбием отмечу, что среди них тысячи армян….

Одним из источников, который воскрешает имена и рассказывает об армянах, павших в боях за Крым и город-герой Севастополь, являются «Книга Памяти Крыма» в 8-и томах и «Книга Памяти города-героя Севастополь» в 6-и томах, которые были изданы в Симферополе в 1994-2003 годах. К сожалению, в них очень много неточностей и искажений, как в написании имен, фамилий и отчества армян, так и указания мест их рождения и призыва, гибели или захоронения. К тому же, если в «Книге Памяти Крыма» в основном указывается национальная принадлежность погибших, то в «Книге памяти города-героя Севастополя» сведения об этом отсутствуют. Эти обстоятельства, как и ряд других, затрудняют установление через «Книгу Памяти» национальной принадлежности погибших, в том числе и армян, имеющих русифицированные фамилии. Но, не смотря на это, тома «Книг Памяти» представляют собой огромную ценность, как источник, рассказывающий о людях, в том числе и об армянах, которые отдали свою жизнь за Крым в неравной битве с фашистами и их приспешниками. «Книга Памяти города-героя Севастополь» на мой взгляд, составлена лучше. Пользоваться ею было намного удобнее, да и армянские фамилии в ней были не настолько искажены, как в томах «Книги Памяти Крыма», где определенную сумятицу вносит и множество дополнительных уточняющих списков.

Помимо вышеуказанных томов «Книг Памяти», особняком стоит «Книга Памяти города-героя Керчь и Керченского полуострова», которая должна была быть издана в 3-х томах, опять же в Симферополе. К сожалению, был издан только первый том (в 1999 году). Но и этот изданный том, качественно отличающийся от всех других вышеуказанных томов «Книг Памяти» и представляет огромную ценность. К тому же, как указывают сами составители, при ее издании учитывались ошибки и недочеты ранее изданных «Книг Памяти». Сведения о погибших в ней представлены доработанные, по возможности, исчерпывающие (с указанием мест призыва, воинской части, должности и т.д.). Коллективу, который потрудился над пока что изданным единственным томом трехтомника, я чрезмерно благодарен. Хочется надеяться, что в последующем будут все-таки изданы полным тиражом 2 и 3 том указанной «Книги Памяти» (возможно и дополнительные тома). Как известно, в боях за Керченский полуостров погибло наибольшее количество армян, места захоронения которых, в целом, не известны и не установлены до сих пор….

Приведу данные о выявленных воинах-армянах, которые имели отношение к военным летчикам и указаны в числе погибших в указанном «керченском» томе:

Акопян Ерванд Авакович, 1913 г.р., воентехник 2 ранга, 23 отдельная авиаэскадрилья, погиб 28 января 1942 года. Похоронен – Ленинский р-н, д. Ойсул, перезахоронен – с. Виноградное, центр, по инф. Спандарянского РВК г. Еревана (Армения) в 1965 году (Т. 1, с. 421);

Гукасов Иван Константинович, 1903 г.р., уроженец Азербайджана, п. Нуха, кадровый, капитан, НШ 743 ИАП 71 ИАД. Погиб 17 (25) апреля 1942 года при катастрофе самолета. Похоронен – Ленинский р-н, д. Хаджи-Бие, гражданское кладбище, ныне – территория бывшего села Старожилово, место захоронения не установлено, родственники – Грузия, Тбилиси (Т. 1, с. 705);

Джулакян Григорий Арзуманович, 1918 г.р., уроженец Азербайджана, Шамхорский р-н, с. Барсум, кадровый, старший лейтенант, штурман АЭ, 454 ДБАП 113 АДДД. Погиб в воздушном бою 26 марта 1942 года, сгорел в районе ст. Семь Колодезей Ленинского р-на (Т. 1, с. 744);

Амирагов Григорий Захарович, 1921 г.р., уроженец Россия, Краснодарский край, г. Новороссийск, призван Севастопольским ГВК, младший лейтенант, сбит ЗА противника 1 ноября 1943 года в р-не д. Эльтиген (Т. 1, с. 441). Следующая приведенная фамилия, за фамилией летчика – Амирагян Д.С.;

Кабанян Алексей Карпович, призван Керченским ГВК, летчик, умер от ран 5 марта 1943 года. Похоронен – Казахстан, Северо-Казахская обл., с. Красноармейское (Т. 1, с. 197). Следующее приведенное за фамилией летчика имя – Кабанян Вардан Евенисович.

Про И.К. Гукасова, только без указаний инициалов, пишет в книге «Моя война. Воспоминания» (Иркутск, 1998) уроженец Ростовской области, бывший авиационный механик 743 ИАП П.М. Полуян, 1915 г.р., русский по национальности. Так, из данной книги можно узнать, что начальник штаба 743-го ИАП Гукасов, еще за Финскую войну, был награжден орденом Красной Звезды. Имел он жену и дочь. Погиб Иван Гукасов нелепо, когда решил отвезти в штаб дивизии наградные документы на летчиков полка. В самолет, пилотируемый командиром полка капитаном Ивановым (за финскую, был награжден орденом Красного Знамени), он сел в последнюю минуту. При этом, он высадил механика самолета, П.М. Полуяна. По мнению автора, командир полка, утративший летные навыки, не справился с посадкой самолета УТИ – 4 на аэродроме в Багерово. Сам 743-й авиаполк, который был дислоцирован у татарского села Харджнбие (Аджибай) был разбомблен фашистами 8 мая. С середины марта по май 1942 года авиаполк, состоящий из четырех эскадрилий, потерял 90 % личного состава. В живых осталось 16 человек (из более 140 человек).

В одном из использованных мною книг «Воздушная битва за Севастополь. 1941-1942» М. Морозова приводятся сведения о десятках советских летчиках, которые сражались за Севастополь в 1941-1942 годах. Среди них есть и армяне. К сожалению, в основном автором указаны только фамилии летчиков: Аллахвердов, Бабаев, Вазян, Доросян, Загорьян, Казаров, Касабьянц, Кособьян. Только по одним фамилиям летчиков, трудно выяснить национальность летчиков, хоть они и характерны для армян.

Что касается летчика Загорьяна, то он упоминается в связи с тем, что 30 сентября 1941 года его «ишачок (И-16)» был подбит в небе над Крымом, но ему удается приземлиться на своей территории. Старший сержант Вазян в ходе боя, имевшего место 13 июня 1941 года (на Як-1, входящий в состав 45-го полка), так же был сбит. Но и ему, как и сбитому в этом бою лейтенанту Шматко, удается спастись на парашютах. Младший лейтенант Казаров упоминается дважды. В первый раз, когда 21 мая 1942 года с лейтенантом Григорьевым докладывали о победе над Ju-88 и Bf-109. Но в связи с тем, что эта информация не подтвердилась постами наземного наблюдения, их результаты были исключены из ежедневной оперативной сводки. Второй раз упоминается 4 июня 1942 года, когда, действуя в составе 247-го истребительного авиаполка, он сбивает «юнкерс». Лейтенант Доросян упоминается один раз, когда на «чайке» 20 мая 1942 года сбивает «юнкерс». Пять раз упоминается летчик Бабаев. В первый раз, как «пропавший на своем МиГе». Старший лейтенант Борис Бабаев упоминается дважды. В первый раз, когда был сбит и получил ожоги лица при пилотировании «яка», где ему удается совершить посадку на своей территории. К сожалению, данные о летчиках в книге преподнесены так, что не удалось выяснить, одни и те же ли лица, часто упоминаемые летчики: Алаахвердов и Мустафа Аллахвердов, Бабаев и Борис Бабаев, Кособьян и Касабьянц. Так, фамилия летчика Кособьяна упоминается автором книги два раза, а Касабьянца один раз. Возможно, что две последние фамилии принадлежат одному и тому же летчику, о котором мною рассказывалось ранее. Видно, повествуя об этом герое, автор использовал источники, где его фамилия указывалась двояко. Что касается летчика Аллахвердова, упоминаемого пять раз, то тут мне удалось выяснить следующее.

В указанной книге автор сообщает, что 9 октября 1941 года в ходе боя «сгорел в своем «яке» лейтенант Аллахвердов – лучший на тот момент ас ВВС ЧФ, имевший на своем счету шесть индивидуальных и групповых побед».

В ходе проверки по ОБД «Мемориал» сообщается, что командир звена младший лейтенант Аллахвердов Аршак Ашадурович, служил в 5-м АЭ 32 АП, и был сбит противником в октябре 1941 года (с 1 по 15 октября). В 1-м же томе «Книги Памяти города-героя Севастополя» сообщается, что младший лейтенант Аллахвердов Аршак Асцатурович, 1915 года рождения, был сбит в воздушном бою 10.11.1941 года. Его похоронили в Крыму в п. Киркачи. Скорее всего, это один и тот же летчик. О других погибших летчиках с фамилией Аллахвердов в указанной «Книге Памяти» нет. Возможно, Мустафа Аллахвердов, о котором упоминает в дальнейшем один раз автор, уже другой летчик. Возможно же, имя летчика «Мустафа» приведено им ошибочно.

В вышеуказанном томе «Книги Памяти» есть сведения и о других летчиках-армянах, которые принимали участие в боях за Крым и погибли. Это уже известные нам:

– Гвардии лейтенант Кособьянц (Касабьянц) Александр Иванович, 1922 года рождения, погибший 25.08.1943 года. Похоронен он был в г. Гудаута.

– Гвардии лейтенант Тащиев Сурен Амбарцумович, 1919 г.р., уроженец с. Чалтырь, Ростовской области. Погиб 25.09.1943 года.

– Гвардии капитан Вартанян Вардкез Маркович, 1910 года рождения, сбитый над морем 14.09.1943 года в ходе воздушного боя.

А так же летчики, о которых ранее не было у меня сведений:

Геворкян Левон Нерсесович, 1915 г.р., уроженец Краснодарского края (г. Кропоткин), младший лейтенант. Был сбит в воздушном бою 24.06.1941 года.

Погосян Грант Бахшиевич, 1920 г.р., гвардии младший лейтенант. Был сбит ЗА противника 14.09.1943 года.

Среди вышеприведенных мною фамилий, в отношении Кособьянца и Тащиева в «Книге Памяти» не сообщается, что они летчики. Хотя нам уже известно, что они были известными асами, а Тащиев, лично сбивший 12 самолетов противника и представленный к званию Героя Советского Союза в 1943 году, получает его лишь посмертно – в 1995, указом президента России. Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что в «Книгах Памяти» могут быть данные и о других летчиках-армянах, которые погибли в боях за Крым.

Так, к примеру, сообщается, что 14.05.1945 года в море погиб старший лейтенант Галустов Грант Аркадьевич, 1911 года рождения. Судя по званию, погибший может быть и моряком. Возможно, он летчик или военнослужащий, который плыл на корабле в осажденный Севастополь (По данным ОБД «Мемориал» он служил помощником командира эсминца «Дзержинский»). Другой пример. 31.05.1942 года в Севастополе погиб воентехник 1-го ранга Мелконян Самсон Абрамович, 1917 года рождения. Возможно, он из наземного обслуживающего персонала авиации ЧФ или СОР (согласно ОБД «Мемориал» его отчество указывается, как Арамович). Среди погибших за Севастополь воентехников есть фамилии и других армян: Арзуманов М.К., Манучаров Р.А., Мелконян С.А. и ряд других.

В других томах «Книги Памяти города-героя Севастополя» также есть сведения о погибших летчиках, о которых ранее мне ничего не было известно. В ходе дальнейших поисков надеюсь раздобыть сведения об их боевой деятельности. Так, значатся погибшими летчики:

Миносян (к сожалению, других сведений о нем не сообщается), погиб в 1944 году на мысе Херсонес, направив свой самолет на стоянку немецких самолетов (Том 6, с. 344).

– Младший лейтенант Миносян А.А., погиб 15.04.1944 года (Том 6, с. 344).

– Младший лейтенант Мурадьянц Г.А., пропал без вести в 1944 году (Том 6, с. 357).

– Гвардии старший лейтенант Степанян Гарри Тимофеевич, 1908 г.р., уроженец Ростова-на-Дону, был призван Октябрьским РВК. Был сбит ЗА противника в районе Севастополя 18.04.1944 года (Том 4, с. 115).

– Лейтенант Шадинян Алексей Миронович, сбит ЗА противника 17.04.1944 года (т. 4, с. 694).

Еще судьбы многих соотечественников, воевавших за Крым, чья деятельность связана с авиацией, остаются малоизученными. Речь идет не только о летчиках, но и о стрелках, о которых не часто вспоминают, в отличии от летчиков. А потери среди авиаторов в боях за Крым были не малыми. Так, к примеру, известно, что в ходе боев за Крым с 17 по 22 октября 1941 года ВВС ЧФ потерял в боях 44 самолета (11 бомбардировщиков, 29 истребителей и 4 разведчика) и 5 (истребитель и 4 разведчика) в результате летных происшествий. Погибло 45 пилотов, 17 штурманов и 18 стрелков. Это были потери всего лишь за 6 дней войны в боях за Крым…

В «Книге Памяти города-героя Севастополя» приводятся имена более десятка погибших армян, где указывается, что они стрелки. К сожалению, не представляется пока выяснить, являются ли они воздушными стрелками. Таких примеров множество. Но об одном погибшем сообщается, что он являлся воздушным стрелком:

Тараян, воздушный стрелок. Погиб в районе мыса Херсонес в 1944 году (Том 6, с. 501)…

Чтоб узнать все точнее, об армянах, служивших в годы войны в авиационных частях – летчиках, воздушных стрелках, наземных служащих (техников и т.д.), требуется проведение кропотливой работы. К сожалению, из-за отсутствия финансов, мною не используются всевозможные фонды из архивов и музеев Армении и Нагорного Карабаха, что, конечно же, существенно облегчило бы изучение данного вопроса. Мною лишь проложено начало. Для будущих исследователей есть над чем потрудиться. Жаль, что никто в Крымском армянском обществе не занимался этим и другими вопросами, которые связанны с воскрешением имен наших соотечественников, павших в боях за Крым еще 20 лет назад…. Когда живы были многие участники Великой Отечественной войны. В дальнейшем будет труднее изучить данный вопрос. Ведь тают ряды немногочисленных ветеранов Великой Отечественной войны, очевидцев тех кровопролитных сражений. Наше подрастающее поколение, которое растет вдали от исторической родины и больше всех подвергается ассимиляционным процессам, нуждается и в патриотическом воспитании на примере героической жизни наших дедов и отцов. Промедление и бездействие здесь недопустимо. Быть посторонним, равнодушным наблюдателем – преступно.

Поиск продолжается…

Это далеко неполный рассказ о летчиках-армянах, которые приняли участие в защите и освобождении полуострова от фашистских оккупантов. Про многих, имеются отрывочные сведения, среди которых и крымские армяне. К примеру, уроженец Крыма Аркадий Калустович Захарян, 1909 г.р., бывший инструктор Белогорского райкома (до войны окончил Совпартшколу в г. Симферополе и Осовавиахим) – стал летчиком, участвовал в защите Перекопа, Сталинграда (где был ранен). А его брат, Левон Захарян, был защитником Севастополя, участником партизанского движения в Крыму. После войны работал председателем одного из колхозов в Джанкойском районе.

 При защите и освобождении Севастополя отличился и летчик-разведчик Николай Вартанян. Так, во время возвращения с одного из разведывательных полетов над его самолетом показались четыре вражеских истребителя. Н. Вартанян умело маневрировал машиной, а воздушному стрелку и штурману удалось подбить два самолета противника, но управление самолета было частично повреждено. Выручили наши подоспевшие барражирующие истребители, которые подбили оставшиеся два самолета. Свои подвиги он в дальнейшем совершал в небе над Кронштадтом и Ленинградом, Карельским перешейком и Балтикой.

Показывая примеры мужества, погиб в боях за Крым летчик В. Ростомян, как и многие другие…. О нем, как и возможно, о многих других летчиках-армянах, мною еще не найдены подробные сведения, информация.

Свое боевое крещение в боях за Керчь получила отважная армянка, летчица Александра Османцева (Османян). Она служила в знаменитом женском Краснознаменном Таманском авиационном полку. В дальнейшем она громила врага над Гомелем и Минском, Кенигсбергом и Берлином.

Александра не единственная летчица-армянка принявшая участие в Великой Отечественной войне. Как известно, первой была Ася Ванян (родом из села Бананц Елизаветпольской губернии Российской Империи), которая еще в начале 1930-х годов получила прозвище «Королева неба», а в боях с японскими самураями заслужила орден Красной Звезды. О ней обстоятельно повествует армянский журнал «Гарун» за 1968 год, в № 10. Газета «Коммунист» (на армянском языке) от 30 июня 1943 года сообщила о трагической смерти отважной летчицы и награждении (посмертно) орденом Ленина. Но, оказалось, что хоронили отважную летчицу рано…

Командир авиаэскадрильи капитан Василенко поставил боевую задачу отбомбить позиции врага на ее переднем край. Среди поднявшихся в небо летчиков была Ася Ванян. Она уже выполняла пятое боевое задание. Они уничтожили 3 самолета врага, склад боеприпасов, множество солдат и офицеров. Был подбит самолет Аси, поврежден мотор. Самолет терял высоту. Как она расскажет после, спасаться парашютом не стала, чтоб избежать плена, направила свой горящий самолет на скопление врага…. Но, оказалось, что она не погибла – выжила. Ее подобрали раненую в бессознательном состоянии рядом с полуобгоревшим самолетом. Оказывается, ее выбросило при ударе самолета об землю…. Впереди было долгое лечение и новые подвиги….

Что же касается первой армянской летчицы вообще, то ею была Роза Абрамян, а первой парашютисткой – Гоар Шахсуварян. О них подробно можно узнать вМузее истории армянской авиации, которая была создана на территории аэропорта «Звардноц» 30 сентября 1998 года по случаю 65-летия гражданской авиации Армении.

Документами особого изучения по выявлению соотечественников, которые в период Великой Отечественной войны отличились в боях за Крым, в том числе и служили в авиационных частях, являются в первую очередь поименные списки приказов (по дивизиям, армиям, фронтам, в том числе по флотам и флотилиям) на награждение орденами и медалями. Так, благодаря одному из таких документов можно узнать, что начальник санитарной службы 5 авиабазы ВВС ЧФ военврач 3-го ранга Баграт Христофорович Мартиросян приказом командующего ЧФ от 18.06.1943 года (№ 47с) был награжден орденом Красного Знамени. В дальнейшем мною готовится отдельная работа, посвященная моим соотечественникам – армянам, военным врачам и медицинским работникам, которые отличились в боях за Крым. Многие из них работали или оканчивали в предвоенные и военные годы наш Симферопольский мединститут (ныне Крымский медицинский университет). К слову, десятки армян уже после освобождения полуострова и окончания войны связали свою судьбу с этим учебным заведением или другими медицинскими учреждениями Крыма. Имена многих видных ученных, таких, как К.С. Керопиан и Р.А. Надирьянц, Р.С. Поповьянц и С.Р. Татевосов, А.Б. Шахназаров и ряд других были известны за пределами Крыма и Украины.

Выше я привел фамилии как минимум 50-и армян, которые в годы Великой Отечественной войны сражались за Крым и Севастополь и имели непосредственное отношение к военным летчикам. В большинстве – они погибли в годы войны. Но ведь не все летчики-армяне, принявшие участие в воздушных боях за Крым, погибли. Уверен я, что количество летчиков-армян, которые приняли участие в боях за черноморское небо намного больше.

Надеюсь, что идя по стопам великих предшественников, таких, как адмирал Исаков (который собрал сведения про армян-моряков, участников Великой Отечественной войны), мне удастся в итоге собрать исчерпывающий материал уже о летчиках-армянах, которые отличились в боях за Крым.

Вартан Григорян

г. Симферополь

P.S. Просьба к читателю. Если кто располагает информацией, литературой или фотографиями военных лет, которые рассказывают о мужестве и доблести армян в боях за Крым, обращаться лично к автору. Материалы будут помещены в подготавливаемую книгу «Воины-армяне в боях за Крым».

Связаться можно и через Крымское армянское общество. Адрес: ул. Ленина, дом 9.

Список использованной литературы

  1. Абрамян А.А., В.А. Меграбян «За Севастополь». Ереван, 1970, с. 4, 52;
  2. Амирханян М.Д. «Армяне – Герои Советского Союза». Ереван, 2005, с. 4,9, 110-112, 116-117, 140-142,164, 166, 170-171.
  3. Арзуманян А.М. «Адмирал». Ереван, 1980, с. 314-316.
  4. Армянский вопрос. Энциклопедия. Ереван, 1991, с. 187.
  5. Арутюнян Ш.Р. «Советская Армения: летопись (1920-1980)». Ереван, 1982, с. 157, 158.
  6. Балаян З.Г. «Крылья: документальная повесть». Ереван, 1988, с. 21, 49, 131, 119-120, 197, 228-230, 240-242, 259.
  7. Балаян В.Р. «История Арцаха с древнейших времен до наших дней». Ереван, 2002, с. 335-339.
  8. Барсегян Х.А. «Так они жили». Ереван, 1989, 357, 374-379.
  9. Белозеров И.П. «В небе Таврии (Записки летчика-истребителя)». Симферополь, 1975; с. 148-149, 182-184;
  10. Быков М.Ю. «Асы Великой Отечественной. Самые результативные летчики 1941-1945 гг.». М., 2007, с. 250-251, 344, 400, 467-468;
  11. Ванеев Г.И. «Севастополь. Страницы истории.1783-1983». Симферополь, 1983.
  12. Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 205.
  13. Вирабян А.Н «Знаменитые Арцахцы», Ереван, 1992, с. 105-110;
  14. Гай Г.Д. Избранные труды в 2-х томах. Т. 2, Ереван, 1990, с. 271-282.
  15. Гайбарян А. «Восстановление справедливости» // «Заря» (газета Мясниковского р-на Ростовской области). 22.02.1996, № 22 (8324).
  16. Герои Советского Союза: краткий биографический словарь в 2-х томах. М., 1987-1988, Т. 1, с. 6, 7, 510, 542, 576, 605, 622; Т. 2, с. 36, 41, 78, 391, 524, 675-676.
  17. «Голубь Масиса» (печатный орган Крымского армянского общества). Симферополь, 2004, № 12 (156), с. 1-3; Там же, 2005, № 2, с. 11-12, 17, 19, 28-29.
  18.  Григорян З.Т. «Дружба армянского и русского народов (послеоктябрьский период)». Ереван, 1967, с. 242, 249, 251-252.
  19. Григорян К.Г. «Участие армянского народа в обороне Кавказа». Ереван, 1971, с. 238-239, 245-247.
  20. Григорян Р.В. «Боль моя Бананц», Ереван, 2007, 114-117.
  21. «Днепр – река героев: свидетельства всенародного подвига». Киев, 1988.
  22. Драгунский Д.А., Павленко Н.И., Сандалов Г.Г. и др. «Полевая академия». М., 1983, с. 82.
  23. Иванов В.Б. «Севастопольская эпопея 1941-1944 в официальных документах». Севастополь, 2004, с. 159.
  24. Казарян А.А. «Герои боев за Крым». Симферополь, 1972.
  25. Казарян А.В. «Война, люди, судьбы» в 4-х книгах. Ереван, 1975-1984. Кн. 2, с. 265-271, 286-302; Кн. 3, с. 143-152; Кн. 4, с. 50-61.
  26. «Книга о героях». Ереван, 1964, с. 8-9, 137.
  27. «Книга Памяти Крыма» в 8-и томах. Симферополь, 1994-1998.
  28. «Книга Памяти города-героя Керчь и Керченского полуострова» в 3-х томах. Симферополь, 1999, с. 197, 421, 441, 705, 744.
  29. «Книга Памяти города-героя Севастополя» в 6-и томах. Симферополь, 1994-2003, Т. 1, с. 64, 118, 263, 484; Там же, т. 4, с. 115, 694; Там же, т. 6, с. 344, 357, 501.
  30. Колпакиди А.И. «Энциклопедия секретных служб России». М., 2003, с. 701.
  31. Мирзоян С.Г. «Участие армянского народа в Сталинградской битве (17.07.1942-02.02.1943 гг.)». Ереван, 1997, с. 141, 107, 162.
  32. «Мартакан астх» (газета времен Великой Отечественной войны на армянском языке). 05.06.1943; 05.07.1943.
  33. Мадатов Г.А. и др. «Золотые звезды Азербайджана». Баку, 1975, с. 268-271.
  34. Македонский М.А. «Пламя над Крымом». Симферополь, 1969, с. 73, 75, 77-80, 288.
  35. Малхасян А.Е. «Армяне деятели Советской Армии». Ереван, 1965, с. 562-564, 622.
  36. Мкртчян Ш.М. «Историко-архитектурные памятники Нагорного Карабаха». Ереван, 1989, с. 153-154;
  37.  Морозов М. «Воздушная битва за Севастополь. 1941-1942». М., 2007, с. 33-34, 76, 89, 108,173, 199, 203, 211, 300, 309, 320- 321,324, 343, 360.
  38. Петросян Х.С. «Герои, которые рядом» // «Школа мужества. Ветераны вспоминают дни боевые». Ереван, 1971, с. 126-127, 130-138.
  39. Советская Армения в годы Великой Отечественной Войны (1941-1945): сборник документов и материалов. Е., 1975, с. 366, 380, 389-391, 411-413, 421, 754, 763, 470-471, 377-379.
  40. Советская военная энциклопедия в 8-ми томах. М., 1978. Т. 5, с. 279.
  41. Стороженко А., Бушуев В. «Авиация краснознаменного Черноморского Флота», брошюра выпущенная политотделом авиации КЧФ, Севастополь. 1968, с. 22.
  42. Сухоруков В.Н. «Крым в лицах и биографиях». Симферополь, 2007, с.19-22.
  43. Толконюк И.А. «Берлинский эпилог». Новосибирск, 1970, с. 38-41.
  44. Украинский Советский Энциклопедический Словарь в 3-х томах. Киев, 1988-1989, Т.1, с. 100.
  45. Халеян Е.М. «Из истории партизанского движения Крыма и Северного Кавказа». Ереван, 1981, с. 103-107, 109-111.
  46. Ханджян А.В. «Памятники Еревана». Ереван, 2004, с. 64, 101.
  47. «Черноморский летчик» (газета времен ВОВ). 22.10.1943.

[1] До войны П.О. Газазян учился в Бакинской летной школе (1930-1933), откуда был переведен в Луганскую, а затем в Одесскую школу военных пилотов. С первых дней войны сражался с фашистами. Погиб при исполнении 141 боевого полета 19 октября 1941 года. Сохранился его военный дневник, описывающий бои с 22 июня по 10 июля 1941 года…

[2] Старший политрук Айрапетов Саркис Михайлович, 1914 г.р., уроженец Шамшадинского р-на Армении, член ВКП (б) с 1932 года, в Красной Армии с 1933 года. Великую Отечественную войну встретил в должности военного комиссара (заместителем командира по политчасти) эскадрильи 31-го скоростного бомбардировочного авиаполка 7-й авиадивизии. Погиб в бою 24 июня 1941 года и был похоронен на воинском кладбище г. Таураге Литвы (первичное место захоронения). Увековечен: мемориальный комплекс в п. Медведевка (Книга Памяти Калининградской области, т.20, с. 54).

[3] В различных источниках его фамилия приводится без букв: «-ь-» и «-ц», или вместо «а» в фамилии пишется «о».

[4] В различных источниках фамилия летчика Тащияна пишется по-разному: Тащан, Тощян, Ташчян, Тащиев.

Вартан Григорян, г. Симферополь