Специальный корреспондент Армянского музея Москвы Евгения Филатова сейчас находится в Арцахе. Это письмо журналист адресует многим людям из внешнего мира — тем, кто не понимает, что сейчас происходит. Или не хотят понимать.

681

Хачкары монастыря XII века. Охты Ехци, Арцах. Фото © Евгения Филатова

И снова сирена. И снова звуки обстрела. Это становится естественным шумовым фоном, не удивляет, не пугает, хотя мешает сосредоточиться, уйти в работу и сделать то, что собирался. Но это потом. А сейчас — вот о чём.

О невежестве, равнодушии, лицемерии, о липовых, псевдохристианских ценностях, о фальшивом союзничестве, об отсутствии морали, о беспринципности, жадности, трусости, о самоубийственной глупости. О каких-то очень своеобразных законах и понятиях в демократическом и не очень мире. И конечно, о варварстве. Это внешний мир. Мир за пределами моей страны, которая находится на цивилизационном разломе, на кромке европейской культуры и в одиночку противостоит потерявшему чувство реальности озверевшему мощному агрессору.

Многие из внешнего мира не понимают, что сейчас происходит. Или не хотят понимать. И это письмо — им.

Большая часть человечества не догадывается о существовании на карте мира маленькой Армении. А большинству из тех, кто догадывается, она и ее народ совершенно безразличны. Большинству из тех, кто неплохо осведомлен о ее наличии, совершенно наплевать на ее проблему, им неинтересно разобраться в причинах конфликта, породившего уже третью войну только за последние 30 лет. Зато всем хорошо известно, что жизнь — это главная ценность и право на нее священно. Армяне, которым как никому знаком геноцид всех цветов — черный, красный и белый, — сейчас сражаются за право на жизнь. За право не исчезнуть как народу. За право жить на своей земле и не сдать ее форпост. На той ее части, которая осталась ей после того, как век назад 1,5 миллиона армян были вырезаны турками. На той ее части, которая как кость в горле у двух ее соседей. Вернее, народ — кость, а сама земля — мечта и цель. Земля без армян.

Нелегко объяснять самые простые вещи — непонимание очевидного обескураживает. А ведь есть миллионы людей с третьей стороны, кто действительно не понимает, что же не поделили эти два «южнокавказских» народа и зачем уже столько лет биться насмерть из-за «квадратных километров земли». Некоторые из этих миллионов позволяют себе высказываться, уравнивая стороны конфликта и соблюдая паритетные оценки. И это на фоне того, что маленькая христианская Армения сейчас в одиночку сражается за общечеловеческие и цивилизационные ценности, в том числе и против соратников азербайджано-турецких агрессоров — бандитов из ИГИЛ, казалось бы, давно и однозначно «по достоинству» оцененных мировым сообществом, которое за редким исключением набрало в рот воды и преспокойно наблюдает, как превосходящая в численности и вооружении орда пытается ее разорвать.

Армяне не допустят второго геноцида. Как и потери очередной части родины, которая для жаждущих ею обладать восточных соседей — всего лишь территория и напоминание об уязвленном самолюбии из-за поражения в первой войне, в начале 90-х. Чей Карабах? Арцах-Карабах это вам не чеховские «Воловьи лужки» — наши, ваши. Здесь вопрос стоит по-другому: жизнь целого народа или его исчезновение.

Если представить, что армяне в этом сражении проиграют, то они прекрасно знают, что со временем их попросту не станет. На территории, на которую претендуют их враги, даже если поначалу, под надзором, допустим, внешних сил, им не будет позволено уничтожить всех армян сразу, они сделают это по-иному, «по-белому», с растяжкой, ведь у них уже есть такой опыт — освобождать для себя от армян армянские земли. Уже не говоря о численном превосходстве и более активном воспроизводстве своего населения. Найдите армян-нахиджеванцев — они расскажут. И карабахские армяне-шушинцы тоже расскажут, и не только шушинцы. О том, как в казалось бы благополучной в национальных вопросах советской империи под лозунги и тосты о братской дружбе народов без единого выстрела от армян зачищались их веками родные места на территории НКАО. Потом были Сумгаит и Баку. А хачкары Старой Джуги — символ не только очистки пространства от армянских следов, но и безразличия к армянскому вопросу так называемого цивилизованного мира. Маленькая горная страна без выгодных ресурсов не входит в сферу его интересов и не удостаивается его объективного внимания. А если и удостаивается, то роли разменной карты в своих играх. Армяне отдают себе в этом отчет и поддержки с пониманием ни от кого не ждут. Немногочисленный народ сам воюет за право на жизнь — и с турками, и с азербайджанцами, и с сирийскими наемниками, и с игиловцами — под выражение глубокой озабоченности представителями мировой общественности. Бойцы противника с промытыми пропагандой мозгами и нашпигованными наркотическим зельем телами, или банально за деньги, идут убивать тех, кто защищает свой тысячелетний дом и свою семью.

Армяне не проиграют. Потому что просто хотят жить. Не хотят исчезать. И никто не вправе их за это осуждать и не может им в этом помешать. Народ борется за то, чтобы сохранить себя на этой Земле, а на фоне закона о праве наций на самоопределение в каких-то резолюциях он, видите ли, назван оккупантом. И это при том, что азербайджанский лидер открыто, во всеуслышание заявляет, что вся — не «спорный» Карабах, а вся — территория Армении это историческая земля его народа. Полистайте их

учебники — чему они учат своих детей, и послушайте, что там вбивается в головы их населения. Это за гранью возможного и попросту очень смешно. Но не смешно. Парадоксально.

За ХХ век армяне потеряли столько своих жизней и родных мест, что аккумулировалась энергия не просто для борьбы за Арцах — единственную частичку родины, которую удалось отстоять, — а для решающей битвы за свое существование. Как Сардарапат 102 года назад. Противнику этого не понять, ведь у него совсем другая мотивация. А чтобы сохранить свою жизнь, армянам придется принудить его к миру. Ну зачем он снова начал эту бойню? Чтобы потом опять скулить о потерях и спекулировать жертвами среди мирных жителей? За это решение ему придется расплатиться и ответить. Другого варианта нет.

И снова сирена. И снова залпы. Теперь под дождь. «Может, это громовые раскаты над городом? Очень похоже по звуку». — «Не надо обманываться. Это не гром, это обстрел». Степанакертцу, на чьем опыте третья война, виднее.

Журналист, специальный корреспондент Армянского музея Москвы в Арцахе Евгения Филатова

Источник: https://www.armmuseum.ru/