Организация Ашота Айрапетова

917

Эта статья посвящена советскому офицеру, который попав в плен не смирился со своей участью, а наоборот, в тяжелейших условиях сумел создать подпольную организацию из числа таких же военнопленных, которая сыграла огромную роль в городском подпольном движении и в партизанской борьбе.

Ашот Иванович Айрапетов родился в Феодосии в 1913 г. В 1914 г. семья переехала на постоянное место жительства в Грузию, село Болниси. Там была немецкая колония под названием «Люксембург». Живя рядом с колонистами, Айрапетов получил хорошее знание немецкого языка. В 1941 г. окончил офицерскую школу и уже 24 июня был назначен командиром 6 роты 789 стр. полка 390 стр. дивизии и отправлен на фронт. Дома у него останется жена и маленькая дочь. В начале 1942 г. дивизия, в которой служил лейтенант Айрапетов, вела ожесточенные бои под Керчью. Получив в бою тяжелое ранение, он попадет в плен и окажется в феодосийском лагере военнопленных.

Лагерь (численностью до 300 человек) находился на территории порта в помещении санпропускника. Комендантом лагеря был ефрейтор Освальд Гофман. Пленные занимались разборкой завалов и всякого рода строительными работами на территории порта. Многие не могли смириться с положением в котором оказались и уже в июне 1942 г. спонтанно была проведена первая диверсия группой работающих военнопленных. Была выведена из строя одна зенитная пушка береговой охраны. Тогда чудом удалось избежать массового расстрела. Появились первые побеги из лагеря. Отвлекали часового и бежали через стену изолятора дизентерийного отделения. Изолятор не был окружен колючей проволокой. Немцы туда не заходили. Больных из отделения отправляли в городскую больницу, те бежали по дороге не дойдя до больницы или из нее.

В июле 1942 г. лагерь перевели в помещение табачного склада, который находился за могилой Айвазовского. У пленных появилась возможность общения с гражданским населением. В начале войны за пленных, если это были родственники, можно было поручиться и забрать из лагеря. За Ашота Айрапетова поручились местные армяне Каро Полуни, Сергей Макартычан и Степан Карапетян. Полтора месяца Ашот прожил в семье Карапетяна по ул. Морской. Затем, узнав, что в лагерь требуется переводчик, вернулся туда уже как вольнонаемный. Его поселили в помещении коменданта. Позже дом пекаря Степана Карапетяна Айрапетов превратит в конспиративную квартиру, а дочь Карапетяна — Катя станет его ближайшей помощницей и связной. Екатерина Степановна Салтысек была известна в городе как «дочь пекаря». Ее будут использовать для сбора разведданных. Имея на руках двух маленьких детей, эта женщина ходила по городу и окрестным селам, не вызывая подозрений. Айрапетов будет представлять ее как свою сестру.

С прибытием в Феодосию военно-строительной организации Тодта, для восстановления разрушенного в порту волнореза, нужны были дополнительные рабочие руки. Из Керчи пригнали для этих целей еще около 900 пленных. Такое количество пленных не может разместиться на старом месте и людей переводят в полуразрушенное здание бывших военных казарм, по ул. Военной (Коробкова), некоторые корпуса которых используют под лагерь.

Осенью 1942 г. обитатели лагеря представляли собой 1200 — полуживых от голода и непосильного труда, больных и калек, которых жестоко избивая гоняли на работу, а вечером, как скот загоняли в холодные бараки с цементными полами без нар. Много пленных умирало от болезней и голода. Именно в таких условиях Ашот Айрапетов (Алёша), организует в лагере подпольную организацию из наиболее проверенных и дееспособных красноармейцев. На импровизированном собрании был выбран актив, который состоял из Мелькомова, Рафаилова, Гуркуна, Ярыгина, Ковалевского, Табакяна, Барояна, Оганесяна, Орманджян и др. Конспирация была очень глубокой. Активистов называли по имени или роду работ: Павлик- жестянщик, Ваня-электрик, и т.д.

В лагере находилась значительная группа военных из высшего офицерского состава. Были два батальонных комиссара по имени Афанасий и Виктор. Им бы создать или возглавить подпольную организацию, но этого не произошло. Выяснилось, что Афанасий, находясь в гестапо, написал грязный пасквиль о Красной Армии в областную газету, после чего был отправлен в Симферополь для работы в этой же газете. Комиссар Виктор держался обособленно от всех, был очень осторожным и вынашивал мысль бежать в Украину. Таким образом оба комиссара в подполье не вошли. Из строевых командиров вошли только два лейтенанта по имени Сашка и Федор.

Несколько пленных из лагеря были отправлены на очистку чердака одной из конюшен. Там было обнаружено большое количество оружия, оставленного советскими войсками. Его было достаточно, чтобы уничтожить охрану лагеря и захватить ближайшие доты. Скрытно, под одеждой оружие было занесено в лагерь и распределено в помещениях, где, как правило, немцы не проводили профилактических мероприятий: на кухне, у поваров Тимки, Андрея и Федора; в санчасти, у фельдшера Ярыгина; в парикмахерской, у Николая Барояна; в сапожной и т.д. Пистолет-ракетница хранился у Бориса Попова, проживающего вне лагеря. Ножницы для резки проволоки хранились у жестянщика Павлика.

Военнопленными были изучены немецкие оборонительные сооружения и военные объекты. Были изготовлены три карты военных объектов, для последующей возможной передачей партизанам, а оттуда десантным отрядам Красной Армии.

Началось формирование боевых подразделений и разработка плана выступления. Под руководством Айрапетова состоялось заседание штаба. Проходило оно в помещении кухни под видом азартной игры в карты. Разработали план, по которому Феодосия была разделена на три части (порт, вокзал и Карантин). Сформировали три роты. Командирами рот стали А. Рафаилов, С. Мелькомов, И. Гаркун. Все было сделано по-военному строго и правильно. Общее командование всеми осуществлялось Айрапетовым.

В своей первоначальной стадии группа военнопленных готовилась к оказанию помощи десанту Красной Армии, если таковой будет, как в декабре 1941 г. Создать внутри лагеря боевую организацию, готовую уничтожить охрану и выступить против немцев, было непросто. В виду того, что десанта Красной армии не последовало, и немцы углубились на Кавказ, деятельность группы Айрапетова была направлена на помощь партизанам, которая заключалась в переброске военнопленных в лес. Работник санчасти лагеря, кубанский казак фельдшер Гаркун, сопровождал в горбольницу больных. Водил здоровых пленных, как больных, которым при содействии врачей организовывали побег.

В лагере был парнишка по кличке «водопроводчик». Впоследствии он стал связным партизанского отряда. Этот водопроводчик нашел в порту противоипритную жидкость, которую принял за спирт и принес ее в лагерь. Этой жидкостью отравились 9 человек. Только двое из них остались живы: это был Сашка-лейтенант и сам водопроводчик. Оба выживших долгое время лечились в городской больнице. Отравленным помогали врачи и жители города. В их числе оказалась, и руководитель городской патриотической группы Нина Михайловна Листовничая. Так состоялось ее первое знакомство с военнопленными из портового лагеря. Позже она познакомилась с Айрапетовым и вместе они начали работу, по спасению военнопленных и переправкой их в лес к партизанам. Лагерь стал кузницей кадров для партизанских отрядов. В так называемых домах-крышах пленных переодевали, снабжали нужными документами и переправляли в лес. Основная перевалочная база для беглецов находилась в доме Александры Трофимовны Чаушьян. Многие патриоты были причастны к такой опасной деятельности.

Николая Барояна — коммуниста из Астрахани, устроили работать в лагерь парикмахером. Там же получил работу и Полуни. Полуни и Айрапетов подружились. Айрапетов добился у коменданта разрешения на торговлю в лагере табаком и хлебом. Этим и занимался Полуни. На вырученные деньги покупали одежду и обувь для военнопленных.

Очень много делал в лагере армянин Степан Михайлович Мелькомов, бывший офицер Красной Армии. В плен попал 25 мая 1942 г. а районе Аджимушкайских каменоломен. В Феодосийский лагерь прибыл 27 июня. Жил он в специальной будке, расположенной между двумя рядами колючей проволоки, и вел учет военнопленных, идущих на работы. Ему удавалось скрывать следы не вернувшихся с работы товарищей. От рабочих-строителей он узнавал, что и где немцы строят, интересовался настроением венгерских и румынских солдат. Эти и другие сведения он передавал Айрапетову, а тот – дальше, партизанам и подпольщикам.

За короткий срок из лагеря с помощью Мелькомова, переправили в лес к партизанам десятки военнопленных. Каждые 10 дней приходил из леса связной и уводил с собой 3-5 человек. Отправка велась через Листовничую. Важную роль играла подпольщица Мария Залепенко. Она шла впереди всех и смотрела нет ли облавы. Постепенно часть военнопленных из лагеря влилась в отряд который базировался в районе Карагоз — Старый Крым под командованием Водопьянова. В лес отправляли самый стойких и преданных. Перед отправкой заключительный разговор с ними вел обычно Айрапетов. В случае провала, он брал на себя основной удар.

В связи с участившимися побегами, охрана лагеря, полностью состоявшая из крымских татар, была заменена на немцев. Был заменен комендант лагеря и его помощник. На кухню назначили повара-немца. Стены лагеря укреплялись колючей проволокой. Делалось все возможное, чтобы побег из лагеря был невозможным. В подпольной борьбе очень мешали провокаторы и предатели, находившиеся в лагере. Нужно было быть осторожным. Гестапо и эсэсовцы часто приходили в лагерь, обыскивали бараки и арестовывали военнопленных. Из числа пленных комендантом была создана внутрилагерная полиция, Старшие рабочих групп – бригадиры были назначены полицейскими. Им выдали на руку белую повязку. Летом и осенью 1942 г. полицейским доверялось самостоятельно без охраны водить свои группы на работу. Начальником полиции был назначен бывший уголовник Александр Жуков. Благодаря побегам и ужесточению режима, роль полицейских почти сошла на нет. В январе – марте 1943 г. из полиции осталось несколько человек, которые занимались уборкой лагеря и наблюдали за порядком при выдаче пищи.

Немцы используя голод и невыносимые условия содержания, вербовали пленных в «добровольцы». В январе- феврале 1943 г. ими было завербовано 50 человек.

По количеству переправленных в лес людей цифры рознятся. По феодосийскому СМЕРШУ пришедших в отряд было 41 человек. Это те, которых смогли учесть и зарегистрировать. Мелькомов указывает цифру в 55 человек. Работник НКВД Эдуард Янович Сизас, на вопрос секретаря Крымского обкома ВКП(б) тов. Булатова В.С.: «Сколько из лагеря пришло людей?», ответил: «Из лагеря к нам пришло 37 человек». Конечно, число военнопленных, бежавших из лагеря было значительно больше. Одни бежали сами по себе, других переправляли организованно. В начале февраля 1943 г., боясь ужесточения режима, из лагеря бежал Николай Михайлович Аверин. Скрывался он на квартире врача Новиковой. Многие оседали в селах, пытались легализоваться. Не считая обычных единичных побегов, организованные отправки людей в лес начались не раньше августа 1942 г. и прекратились в марте 1943 г.

Во время одной из облав на партизан и завязавшегося боя, немцами удалось захватить в плен тяжело раненного Михаила Попова, механика из Сталинграда. Перед смертью он назвал себя и сказал, что является бывшим военнопленным феодосийского лагеря. В результате этого случая стало известно, откуда идет пополнение в партизанские отряды.

Обыски усилились. Несмотря на опасность, Ашот Айрапетов продолжает работать. В 1943 г. за Ашотом и членами городской подпольной организации стали следить. Этим занимался лично начальник полиции Владимир Чернявский.

Утром 20 Марта 1943 г. комендант лагеря вызвал Ашота и ушел с ним в город. Так Ашот оказался в тюрьме. Причину его ареста в лагере никто не знал. Организация Ашота Айрапетова была с военной дисциплиной, каждый знал только одного и так по цепочке. Этим объясняется то, что после провала организации Листовничей, где не соблюдались правила конспирации, в военной организации лагеря не пострадал никто.

После ареста Айрапетова в лагере немедленно были приняты предохранительные меры: оружие выброшено в выгребные ямы, компрометирующие материалы спрятаны или уничтожены. Гуркун нашел под подушкой Ашота его партбилет, документы и ордена погибшего летчика Героя Советского Союза Баранова. Ордена и документы Гуркун спрятал в помещении изолятора (дизентерийное отделение лагеря), а партбилет передал Полуни, чтобы он вынес их из лагеря. Но 23 марта будет арестован, а затем расстрелян и сам Полуни.

Паспорт Айрапетова сохранит Екатерина Салтысек. Её тоже будут разыскивать, но она уйдет в одну из деревень и останется жива.

После арестов четверо членов организации 24-го вечером решили бежать из лагеря. Договорились, что Степан Мелькомов и Петр Ярыгин уходят из города, А Иван Гуркун и Арташес Рафаилов скроются в больнице. 24 марта 1943 г. Ярыгин, как фельдшер повел Мелькомова для «лечения» в больницу. На квартире лаборанта горбольницы Шангина, Мелькомов сменил свою шинель с клеймом на спине «Ф-1», на гражданскую куртку. Немного позже бежал Гуркун. Рафаилов (Назарыч) не сможет сбежать и останется в лагере.

Шангин выведет беглецов из города рискуя жизнью. Единственный сын Шангина погиб на фронте. Думая о нем, Шангин спасал жизнь другим.

Вся полиция города была поставлена на ноги, но напасть на их след не удалось. В лагере начались массовые аресты. Большинство военнопленных феодосийского лагеря было рассортировано по другим лагерям.

Был арестован и допрошен Арутюн Табакян, только за то, что он спал рядом с бежавшим из лагеря Ярыгиным. Табакян останется жив, последним увидит Айрапетова в феодосийской тюрьме. Своевременное бегство других членов организации уменьшило количество жертв и лишило гестапо возможности вскрыть все нити, ведущие к партизанам и городскому подполью. Все эти люди, которые стояли во главе организации в лагере военнопленных, могли уйти в лес при первой возможности, но не сделали этого. Это говорит о том, что их работа и вся их борьба была не напрасной. Оставшись в лагере, они способствовали тому, что спасали жизнь другим военнопленным и пополняли ряды партизан, давая возможность искупить перед Родиной позорное пятно пленения. Немногие знали, в силу конспирации, кому они обязаны своим чудодейственным спасением. Они даже не знали о тесной связи лагерного подполья с группой Листовничей и сколько людей рисковали, чтобы переправить их в лес и дать возможность с оружием в руках громить врага.

Руководитель подпольной организации лагеря советских военнопленных лейтенант Айрапетов Ашот Айвазович будет расстрелян. Он погибнет как Герой, не сломленный пытками.

Александр Туров, краевед, г. Феодосия