Итоги войны в Нагорном Карабахе. Интервью с российским политологом Максимилианом Шепелевым

128

По мнению политолога, Россия согласилась на турецкую зону интересов на Кавказе и молчаливо смирилась с усилением влияния Турции на Азербайджан, а к повторению катастрофических событий – вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе привело собственное армянское правительство. Почему Франция использует ситуацию в Нагорном Карабахе во внутриполитических целях и возможен ли для Арцаха сценарий Крыма? Об этом и многом другом мы поговорили с российским политологом, профессором Таврической академии КФУ им. В.И. Вернадского, доктором политических наук – Максимилианом Альбертовичем Шепелевым.

Доктор политических наук, профессор Максимилиан Альбертович Шепелев в беседе с нашим корреспондентом
  • Война в Нагорном Карабахе закончилась подписанием документа о прекращении военных действий и вводом туда российских миротворцев. Некоторые в России и Армении считают это поражением не только Армении, но и России и победой Турции. Другие, в особенности на Западе, склоняются к тому, что в войне победила Россия и еще сильнее укрепила свои позиции в Закавказье. Какова ваша оценка?

Я бы не сказал, что Россия каким-то образом победила по итогам данного конфликта. Скорее всего и победить она не могла, поскольку Армения и Азербайджан — это бывшие советские республики и конфликт между ними сам по себе никак не может быть победой России, даже при условии победы одной из сторон. Здесь скорее речь должна идти о том, что несмотря на появление российских миротворцев в Нагорном Карабахе, развитие этой конфронтации дает России больше издержек чем каких-либо преимуществ. Особенно, с учетом усиления турецкого военного присутствия в Азербайджане.

  • Многие считают, что Россия не особо помогла Армении во время войны. По крайней мере, она так активно не выступала на стороне Армении, как Турция на стороне Азербайджана. Каково ваше мнение? Как это повлияло на отношения России и Армении?

К сожалению, к повторению катастрофических событий – вооруженного конфликта в Карабахе привело собственное армянское правительство. Его непродуманная политика, собственно, и привела к 44-дневной войне.  Со стороны Армении никогда не совершалось попыток юридически изменить или пересмотреть статус районов, не входящих в состав Нагорно-Карабахской Республики. Предыдущие армянские правительства как-то удерживали баланс ситуации с преимуществом для себя, но правительство Пашинина своими действами привело к уже известным результатам. В этой ситуации все, что смогла сделать Россия — это стабилизировать ситуацию в регионе, сохранить некое равновесие и не позволить захватить весь Нагорный Карабах. Если бы произошла потеря всего Нагорного Карабаха, это стало бы национальной катастрофой для Армении. А выступать однозначно по одной из сторон для России было бы достаточно сомнительным шагом.

  • Как Пашиняну удалось удержаться у власти? Почему, несмотря на поражение, армяне поддержали Пашиняна на досрочных выборах?

Давайте рассмотрим этот вопрос с более широкой точки зрения – ведь кризис политического лидерства как такового касается и Армении и по сути подавляющего большинства постсоветских государств. Почему украинцы имея опыт одного Майдана, вышли на второй и каждый раз, с периодичностью в несколько лет наступают на одни и те же грабли?  Вопрос не столько в  конкретных общественных настроениях в том или ином государстве, а в том, что в государстве нет сильной элиты – сознательной, государственно-мыслящей, нет одного или нескольких политических лидеров, вождя, способного при определённых условиях организовать нацию, поставить перед ней политические ориентиры, задать курс её развития, и в конце концов консолидировать перед лицом внешних и внутренних вызовов. Если население не способно выдвинуть таких лидеров, то соответственно в таком государстве и будет полнейшая дезорганизация и неудивительно, что именно такая ситуация с процессами элитообразования имеется в целом на постсоветском пространстве.

  • На ваш взгляд, была ли альтернатива заключенному 9 ноября соглашению по Карабаху?

На мой взгляд, при тех политических раскладах и настроениях, которые существовали на тот момент в Баку и Ереване, не было. Альтернативой было продолжение наступления и тогда последовала бы действительно полнейшая национальная катастрофа. А так по крайней мере ситуация достигла какого-то более-менее стабильного состояния.

  • Возможен ли для Карабаха крымский сценарий?

Не думаю, так как географическое положение Нагорного Карабаха и Крыма отличаются.

Крым по состоянию на 2014 год граничит по морю с территорией Российской Федерации. Возможности его инкорпорации в состав Российского государства объективно существовали. С Нагорным Карабахом такой возможности нету, особенно с учетом той ситуации, которую мы имеем в Грузии и учитывая характер российско-грузинских отношений. Возможен разве что сценарий Приднестровья.

  • Можно ли сравнивать ситуацию в Карабахе с Сирией из-за фактора Турции?

Можно с точки зрения конкуренции за влияние в регионе между Россией и Турцией. По сути, сегодня мы видим активное проникновение Турции как военное, так и политическое и экономическое в регион Южного Кавказа. В некотором смысле, я бы даже сравнил то, что происходит с тем, что произошло после 11 сентября 2001 года в Афганистане, когда впервые на постсоветском пространстве появились военные базы США. Тогда впервые в Российскую сферу геополитических интересов в буквальном смысле вторглись американцы. Сегодня мы видим повторение этой ситуации в связи с укреплением влияния Турции на Азербайджан. Турция впервые после XIX века стала претендовать на влияние в регионе, который вот уже последние почти 200 лет является сферой российского влияния. И в этом плане соперничество России и Турции воспроизводит в известной степени ситуация в Сирии и Нагорном Карабахе. В обоих случаях были сделаны некоторые шаги назад со стороны России. И в Сирии Россия согласилась на турецкую зону интересов и на Кавказе тоже она молчаливо согласилась с усилением влияния Турции на Азербайджан.

  • Какова сейчас роль Минской группы? Могут ли Франция и США еще влиять на ситуацию в Нагорном Карабахе?

Соединённые Штаты, безусловно могу влиять и влияют на ситуацию в Нагорном Карабахе. Что касается Франции, мы видим попытку использовать ситуацию в Нагорном Карабахе во внутриполитических целях. В мае во Франции состоятся очередные президентские выборы и уже несколько потенциальных и реальных кандидатов на этот пост посетили Нагорный Карабах. Скорее данные визиты были лишь символическими и ориентированы они на то, чтобы получить очки у довольно многочисленной во Франции армянской диаспоры. Поэтому по большому счету, правильнее вести речь не о способности повлиять на ситуацию в нагорном Карабахе, а о способности использовать этот фактор в интересах конкретных французских политиков. Что же касается Минской группы то она превратилась в нечто вроде Нормандского формата для Украины – по крайней мере у меня такое сложилось такое впечатление. Соответственно перспективы данного формата довольно туманные.

Максимилиан Альбертович Шепелев родился в Днепропетровске в семье юриста. В 1999 году окончил аспирантуру Днепропетровского национального университета (ДНУ). В 2009 году назначен заведующим кафедры международных отношений ДНУ. С 2014 г.
работает на кафедре международных отношений и государственного управления Курского государственного университета.
В настоящее время профессор кафедры политических наук и международных отношений Крымского федерального университета. На счету Максимилиана Альбертовича не малое количество наград и отличий.

Беседовала: Анастасия Ютина

Фото: Анастасия Ютина

Ред. Арус Габриелян