Между позициями Анкары и Баку по Карабаху начала проявляться разница в целях и задачах

66
Фото: https://lenta.ru/

Прибывший в Баку министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сообщил о том, что на днях столицу Азербайджана посетит и турецкий министр обороны Хулуси Акар. Что бы это значило, попытался разобраться обозреватель Sputnik Армения – Арман Ванескегян.

На самом деле визит руководителя оборонного ведомства Турции следует объяснить тем, что по истечении 35 дней с начала войны активные действия азербайджанской армии застопорились в предгорных районах Карабаха. Это беспокоит Баку, поскольку изначально расчет делался на внезапность нападения и быстрый прорыв линии сопротивления. Турки, видимо, наезжают с конкретной целью – успокоить союзников.

Баку не смог “окуклить” конфликт в границах военных действий или же региона
Только на исходе месяца тяжелейших, кровопролитнейших боев по всему периметру в зоне карабахского конфликта вдруг начали обрисовываться контуры серьезного идеологического противостояния между Анкарой и Баку. Турция старается максимально расширить рамки конфликта, чтобы усилить нестабильность, словно круги от упавшего в воду камня.

Баку, в свою очередь, не только стремится, образно говоря, “окуклить” военные действия внутри небольшой территории, но и не допускает дипломатическое решение проблемы. Причем касается это буквально всех стран, у которых может быть собственное видение урегулирования карабахского конфликта и свои интересы в регионе Южного Кавказа. В принципе, понятно. Каждый решает свои задачи.

Анкара спровоцировала кровопролитную войну и подбила своего союзника на начало военных действий, исходя из тактики, которой придерживается Эрдоган везде и всюду, куда дотянется рука. Тактика эта состоит в создании хаоса на максимальной территории с применением минимума собственных средств и потенциала. При этом у турецкого лидера появляются надежды на серьезные преференции (геополитические, финансовые, логистические) в случае успеха, и практически никаких проблем в случае неудачи.

Однако подобный расклад не устаивает его азербайджанского коллегу, который понимает, что в случае неудачи на карабахском военно-политическом плацдарме турки ничем не рискуют, а отвечать за все случившееся придется самому руководству Азербайджана.

И сейчас, когда уже очевидно, что провалился не только пятидневный блицкриг, но и по истечению месяца с лишним боев азербайджанская армия застряла в карабахских предгорьях, становится понятной нервозность, царящая в Баку. Только сейчас приходит понимание того, что союзники в Анкаре отнюдь и не рассчитывали на быструю победу. Она им не была нужна.

Турецкие военные тактики “расписывали” план военной операции отнюдь не с расчетом на быстрое продвижение и взятие, скажем, Степанакерта или Шуши. Ведь даже людям, далеким от военной науки, изначально было понятно, что танковые армады и БПЛА будут эффективны против Армии обороны Карабаха лишь в джебраильских полях, вдоль границы с Ираном. И застрянут надолго в предгорьях Карабаха.

Блицкриг провалился, и участия “третьих сил” избежать уже не удалось

Турции изначально был необходим максимальный хаос на плацдарме. Такой хаос и неразбериха, чтобы всполошились и Россия с Ираном, и европейские страны с Соединенными Штатами, и вообще международное сообщество. Именно этого и добивалась Анкара изначально, особо не скрывая ни переброски ближневосточных боевиков-террористов, ни своих поставок оружия и боеприпасов, беспилотных летательных аппаратов и много чего другого. Применение элементов proxy-войны должно было обеспокоить в первую очередь Россию и Иран.

А вот Алиев предпочел бы, чтобы все было шито-крыто, несмотря на привлечение террористических группировок из Ближнего Востока. В глазах мирового сообщества Баку нужно сохранить статус светского государства, невзирая на бомбежки гражданской инфраструктуры и населения. Невзирая на использование против населенных пунктов высокотехнологичного вооружения из Израиля и Турции, ближневосточных наемников и турецких (натовских) военных консультантов. Чтобы на мировое масс-медийное пространство вдруг не просочилась информация о сотне премиальных долларов для боевиков, переброшенных в Карабах –  за каждую голову армянина.

Правда, не учли, что скрывать такие вещи в век интернета от мирового сообщества просто не получается. А еще не учли, что начав сотрудничать на карабахском военно-политическом плацдарме с турками, должны были изначально смириться с мыслью, что отныне балом правит не Баку, а Анкара.

А ведь при таком раскладе изначально было очевидно, что если блицкриг, которым соблазнили азербайджанцев турки, провалится, то избежать вмешательства “третьих сил” – заинтересованных в регионе стран – не получится. Блицкриг провалился, пошел второй месяц кровопролитнейших боев с несколькими тысячами жертв в живой силе. Маховик военных действий раскручивается все сильнее, и это не может не беспокоить региональных игроков – Россию и Иран.

Ну а участившиеся случаи попадания в плен к Армии Карабаха наемников из Ближнего Востока становятся еще одним раздражающим фактором для Москвы и Тегерана. Ведь в обеих странах понимают, во что может обернуться подобная тенденция для их государственных границ. И сколько бы ни утверждал Алиев, что вмешательство третьей силы недопустимо, время работает против него.

У Ирана свой расклад и свои интересы в регионе

России сейчас приходится чрезвычайно трудно, поскольку она пытается сохранять баланс и оставаться “над схваткой”. Москва пытается сохранить роль нейтрального арбитра, чему противится в первую очередь Анкара. Турция делает все возможное, чтобы втянуть Россию в разборки на уровне “ты договорись с Арменией, а я – с Баку”, как на днях описал Эрдоган свой разговор с Путиным. Кремль пока держится.

Однако чем тяжелее обстановка на фронте, чем больше жертв и разрушений, тем труднее сохранять баланс. В сложившейся ситуации на политическом плацдарме необходимы выверенные политические шаги. По большому счету и президент Путин, и министр иностранных дел Лавров являются мастерами подобных решений. В этом плане пока приходится ждать.

У Ирана проблемы несколько другого толка. Там опасаются, что в результате подковерных, закулисных решений в регионе смогут укрепить свои позиции западные страны. Если кризис удастся решить силами, скажем, сопредседателей Минской группы ОБСЕ, то могут укрепить свои позиции Франция и Соединенные Штаты. Тегерану это невыгодно, и поэтому иранская дипломатия решила действовать.

Вояж замминистра иностранных дел, спецпредставителя иранского президента Аббаса Аракчи курсом Москва-Баку-Анкара-Ереван – это первый решительный шаг. Проект, представленный иранской дипломатией, вряд ли жизнеспособен. Ведь Тегеран предлагает вовлечь в переговорный процесс Турцию вместо сопредседателей МГ ОБСЕ. Правда, глава МИД Ирана Зариф заявил, что все еще ждет реакции Еревана и Баку.

Политический обозреватель Аббас Джума, комментируя позицию Ирана, высказывает мнение, что Тегеран в первую очередь отстаивает именно свои региональные интересы. И в этом случае, уверен эксперт, Турция для Ирана – это наименьшее из зол. Большую опасность для Ирана представляют именно США и Франция. Позиция понятная, хотя для Армении вряд ли принимаема.

Такую ситуацию уже видели в Сирии, когда Россия и Иран были вынуждены привлечь к переговорному процессу Турцию. В итоге получили Идлиб – осиное гнездо, с которым Дамаск, даже при поддержке Москвы и Тегерана никак не может справиться.

Все остальное в иранском плане выверено и обосновано. И необходимость заинтересованности стран, имеющих в регионе влияние, и нетерпение к наличию на плацдарме террористов. Только вот Турция… Ну никак.

Арман Ванескегян

Источник: https://ru.armeniasputnik.am/