Карабахский тупик. Перемирие в Карабахе закончилось, едва начавшись. Почему переговоры оказались бесполезны?

72
Фото: Umit Bektas / Reuters

Ситуация в Нагорном Карабахе, несмотря на обнадеживающие заявления дипломатов, все больше напоминает шахматный цугцванг — положение, в котором любой ход ведет к ухудшению позиции. России удалось посадить за стол переговоров Армению и Азербайджан, и стороны даже условились о перемирии. Представители противоборствующих сторон пообещали, что процесс урегулирования сдвинется наконец с мертвой точки, в которой остается с 1994 года. Однако режим прекращения огня соблюдался не дольше часа — Ереван и Баку почти сразу обвинили друг друга в его нарушении, и боевые действия на территории непризнанной республики продолжились почти с той же интенсивностью. «Лента.ру» совместно с военным экспертом, шеф-редактором издания «Новый оборонный заказ» Леонидом Нерсисяном проанализировала ход боев до и после объявления перемирия и разобралась, почему дипломатия не работает.

Боевые действия в непризнанной Нагорно-Карабахской республике (НКР, Республики Арцах) начались ранним воскресным утром 27 сентября после того, как Азербайджан ввел на ее территорию свои войска. По официальной версии, озвученной в Баку, это было сделано в рамках контрнаступательной операции в ответ на обстрелы со стороны противника. В целом бои можно разделить на несколько этапов.

Нынешняя война по ожесточенности и интенсивности в разы превосходит как четырехдневную апрельскую войну за Карабах 2016 года, так и первую войну начала 1990-х годов. Она сравнима с войной Судного дня между коалицией Египта и Сирии и Израилем в 1973 году

В течение первых трех дней сражений Вооруженные силы (ВС) Азербайджана наступали преимущественно крупными соединениями бронетехники, осуществляя огневую поддержку при помощи артиллерии, турецких ударных дронов Bayraktar TB2 и различных израильских барражирующих боеприпасов, которые иногда называют «беспилотниками-камикадзе». Практически сразу боевые действия затронули и территорию Армении. В результате ВС Арцаха и Армении сначала потеряли ряд позиций как на юге, так и на севере Карабаха, однако потом восстановили их практически на всей линии соприкосновения.

Примечательно, что этот эпизод — едва ли не единичный случай, когда в Ереване подтвердили сообщения из Баку о наступлении на свои позиции. Все последующие новости о взятии населенных пунктов Арцаха не находили подтверждения. Более того, 9 октября российские военкоры предоставили фотодоказательства того, что новости азербайджанских ВС о взятии стратегически важного поселка Гадрут — это фейк.
Многочисленные публикации Баку об успехах на фронте, которые сопровождались либо достаточно сомнительными видео- и фотоподтверждениями, либо вовсе транслировались без уточнения каких-либо деталей, — отличительная особенность информационной политики Азербайджана в освещении боевых действий. Кроме того, в Баку не дают информации о своих потерях. Минобороны Армении и Арцаха, напротив, сообщают максимум подробностей о ходе боевых действий и считают не только потери противника, но и собственные.

604
погибших

составили потери вооруженных сил Армении и Арцаха с начала боевых действий в Карабахе.

Тогда же, в первые дни, Азербайджан нанес определенный ущерб системе противовоздушной обороны Армии обороны НКР, уничтожив около десяти единиц зенитных ракетных комплексов малого радиуса действия («Оса» и «Стрела-10»), чего, однако, было недостаточно для обеспечения эффективного применения боевой авиации. При этом плохо подготовленное наступление привело к потере десятков единиц бронетехники.
Наконец, именно в первые дни произошло переломное событие в ходе боевых действий, которое резко изменило масштаб конфликта и перевело его из регионального уровня на мировой. Речь идет о штурмовике Су-25 армянских ВВС, который, по данным Еревана, был сбит турецким истребителем F-16 в воздушном пространстве своей страны. После этого стало известно, что воздушной операцией Азербайджана в Карабахе командует Турция. Анкара и Баку отрицали эту информацию, однако позже азербайджанский лидер Ильхам Алиев подтвердил факт помощи союзника, причем уже после появления в СМИ различных доказательств присутствия турецких военных.

Сбитый самолет ВВС Армении
Фото: МИД Армении / AP

Дело в том, что Армения участвует в вооруженном конфликте между непризнанной НКР и Азербайджаном на основании международного соглашения, подписанного в 1994 году по итогам первой карабахской войны, так как является гарантом безопасности Арцаха. Участие России, а также Франции и США также нельзя считать вмешательством в конфликт, поскольку эти страны имеют статус посредников в процессе мирного урегулирования конфликта. Участие Турции же не регламентировано никакими международными соглашениями. И это принципиальное отличие третьей войны за Карабах от боевых действий 1990-х годов и 2016 года.

Примерно за неделю до встречи в Москве противоборствующие стороны перешли к позиционным боям, причем с некоторым продвижением объединенных армянских и карабахских сил. Крупнейшее контрнаступление Армии обороны Арцаха пришлось на четвертый день конфликта, 30 сентября, при этом она понесла значительные потери бронетехники и артиллерии из-за широкого применения противником БПЛА.

53
мирных жителя

погибли в Нагорном Карабахе с 27 сентября до перемирия, по данным управления Верховного комиссара ООН по правам человека. Среди них есть дети.

Пожалуй, самые ожесточенные бои пришлись на седьмой день войны — 3 октября. Удар выбил армянские силы с части передовых позиций на севере линии соприкосновения и даже привел к временной потере армянами приграничного населенного пункта Матагис. Сейчас он находится в нейтральной зоне соприкосновения. На юге армянские силы в некоторой степени восстановили потерянные позиции. Вероятно, успехи ВС Азербайджана объясняются тем, что на помощь 1-му, 2-му и 3-му армейским корпусам, дислоцированным на границе с Арменией, отправили на подмогу и 4-й корпус, в задачи которого обычно входит защита Апшеронского полуострова и Баку.

РСЗО «Град» Азербайджана
Кадр: Минобороны Азербайджана

Восьмой день конфликта отметился самыми сильными обстрелами столицы НКР — города Степанакерта, который находился под огнем азербайджанской артиллерии и беспилотников с самого начала боевых действий и сейчас практически разрушен. Это стало поводом для первого ответного удара Армении по объектам в глубоком тылу Азербайджана: реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Смерч» были применены для удара по аэропорту города Гянджи, что находится в 60 километрах от границы с Арменией.
Причем об этом ответе было объявлено официально. А вот другой удар, якобы нанесенный по нефтегазовой инфраструктуре Азербайджана в тот же период боевых действий, армянская сторона категорически отрицает. В качестве доказательств Баку предоставил фото неразорвавшегося боезаряда РСЗО «Смерч».
Ракета на фото совершенно идеально проникла в асфальт, нисколько его не повредив, и вокруг все находится в идеальной чистоте. Чтобы заметить контраст, достаточно изучить аналогичные фото неразорвавшихся снарядов из Степанакерта
Леонид Нерсисян
о фотографии с якобы доказательством обстрелов азербайджанских городов со стороны Армении
Вплоть до переговоров представителей Баку и Еревана в Москве и объявления режима перемирия в Карабахе не снижалась интенсивность боевых действий, а во время встречи дипломатов она даже усилилась. Однако эффективность наступления ВС Азербайджана падала. Армия Карабаха, в свою очередь, начала активно использовать прием тактического отступления и создания «огневых мешков» и «котлов» для противника.

Снаряд азербайджанской РСЗО «Смерч» возле кладбища общины Иванян, Нагорный Карабах
Фото: Асатур Есаянц / РИА Новости

Об одном из наиболее ярких таких эпизодов подробно рассказал 5 октября в Facebook пресс-секретарь президента Арцаха Ваграм Погосян. По его словам, вооруженные силы на одном из самых сложных направлений линии фронта сымитировали отступление, и противник, не разгадав тактический маневр, занял оставленные позиции. После этого военные НКР нанесли сильный артиллерийский удар, большая часть подразделения азербайджанцев была уничтожена, остальные бежали. Потери противника в этом столкновении оцениваются в 200 человек. Что интересно, одновременно президент Азербайджана заявлял в СМИ о взятии трех сел Карабаха.
В итоге Баку пришлось перебросить в Арцах с армяно-азербайджанской границы части 3-го армейского корпуса, но это только ослабило азербайджанские позиции, поскольку сделало невозможным огневое давление на дорогу в Нагорный Карабах через армянский город Варденис.
Сегодня Баку уже не может давить на Ереван угрозой открытия второго фронта непосредственно на армяно-азербайджанской границе. Все это, на первый взгляд, создало несколько тупиковую ситуацию в зоне конфликта.

Об ослаблении позиций Азербайджана
Далеко зашли

Перемирие между Азербайджаном и Арменией официально удалось заключить с 10 октября, то есть на 13-й день боевых действий. Встреча при посредничестве главы МИД Сергея Лаврова началась накануне вечером и продлилась свыше 10 часов. Стороны должны были заняться обменом пленными и телами погибших с момента вступления режима прекращения огня.
Та планка, которую в обществе задал Ильхам Алиев, может помешать любым попыткам заключить перемирие. Как только в игре появляется президент Реджеп Тайип Эрдоган, любое давление со стороны, кроме военного, как правило, становится бесполезным
Леонид Нерсисян
о причинах провала перемирия
Кроме того, Ереван и Баку обязаны вернуться к переговорам в формате Минской группы ОБСЕ при посредничестве России, Франции и США, которые длятся уже более 25 лет, и перевести их в субстантивное, то есть предметное русло. Однако последние новости с фронта уже третьей по счету карабахской войны свидетельствуют, что до выполнения договоренностей дело так и не дошло. Буквально в течение нескольких минут после того, как перемирие начало действовать в полдень 10 октября, стороны успели обвинить друг друга в его нарушении и продолжают обвинять каждый день.
Проблема в том, что турецкое вмешательство сильно осложнило обстановку в регионе и дало старому конфликту новые пути развития. Часть турецких войск после учений из Азербайджана так и не была выведена, это касается, к примеру, истребителей F-16. Важнейшую роль в азербайджанской военной операции сыграли турецкие ударные беспилотники Bayraktar TB2, которые создали серьезные бреши в армянской системе ПВО.

На похоронах азербайджанского военного в одном из приграничных сел
Фото: Михаил Воскресенкий / РИА Новости

Наконец, вмешательство Анкары привело к тому, что Россия потеряла возможность повлиять на Баку с помощью дипломатических инструментов. Для сравнения: в 2016 году звонков из Москвы хватило, чтобы быстро остановить Баку. Прямого военного вмешательства Россия всячески избегает, несмотря на то, что имеет на него право в рамках Организации договора коллективной безопасности (ОДКБ) в случае соответствующего запроса со стороны Армении. Это объясняется нежеланием терять свое влияние в Азербайджане, хотя оно тает с каждым днем войны.
Баку при любом исходе семимильными шагами уходит под влияние Анкары, и вопрос только в том, когда это произойдет окончательно.

О перспективах отношений Азербайджана и России

Если итоги войны окажутся не в пользу Азербайджана, Алиев с высокой вероятностью потеряет власть. Вероятнее всего, его заменит какой-либо максимально протурецкий политик, и тогда разворот Баку от Москвы будет моментальным.

Стороны обменяются пленными, телами убитых и продолжат переговоры
При сохранении власти Алиева и относительно успешном для него завершении войны турецкие подразделения, оставшиеся в Азербайджане с летних учений, вряд ли покинут страну, а одна из авиабаз вполне может стать постоянным пунктом дислокации для истребителей F-16, принадлежащих стране блока НАТО. Разворот в таком случае будет менее резким, но все равно неизбежным.
У Еревана пространства для маневров из сферы влияния России, очевидно, меньше. Но если армянская сторона успешно выстоит в конфликте сама, без всякой внешней поддержки, влиять на нее станет намного сложнее. Так что пока реальным бенефициаром является Турция, которая претендует на доминирующую роль в Закавказье, — ее влияние в Грузии уже велико за счет крупных инвестиций в стратегические отрасли экономики. Азербайджан становится практически страной-сателлитом.
Дальнейшему наступлению — быть
Сложившаяся ситуация в Закавказье полностью противоречит интересам России и Ирана. У Москвы из-за запоздалой реакции реальных инструментов влияния почти не осталось, кроме одного. И этот фактор еще может в корне изменить расклад сил в регионе.
Единственный выход для России — максимальное ослабление Баку за счет масштабных поставок вооружения и боеприпасов Армении как союзнику по линии ОДКБ. В таком случае уход из сферы влияния Москвы будет грозить Азербайджану потерей еще больших территорий
Леонид Нерсисян

О том, как Москве сохранить свое влияние в Закавказье

Боевые действия явно не останавливаются. Поддержание столь высокой интенсивности боев требует огромного расхода боеприпасов и военной техники, а также связано с физической усталостью военнослужащих. Война требует от сторон вложения сумасшедшего количества ресурсов — как материальных, так и человеческих и моральных. Например, каждая ракета РСЗО БМ-30 «Смерч» стоит не менее 60 тысяч долларов. Азербайджан выпустил сотни таких снарядов только по Степанакерту.

Степанакерт после бомбардировки
Фото: Karo Sahakyan / ArmGov / PAN Photo / Reuters

Стороны сейчас задействуют максимум своей огневой мощи в наземной операции. Для того, чтобы каждая средняя батарея из четырех артиллерийских установок или РСЗО БМ-21 «Град» подавила цели хотя бы на одном гектаре линии фронта, ВС Армении и Арцаха потребуется в среднем около 13,5 тысячи артиллерийских снарядов и две тысячи ракет в сутки. Всего они располагают 300 установками и 50 «Градами». Для ВС Азербайджана примерный суммарный суточный расход боеприпасов составит около 18 тысяч снарядов и порядка четырех тысяч ракет при условии, что в зоне боевых действий должны находиться не менее 400 орудий и 100 РСЗО.

$7,3 млн и $10,7 млн

в такую сумму обходятся сутки интенсивных боев для Армении и Азербайджана соответственно. Цифра рассчитана исходя из средней стоимости одного артиллерийского снаряда — 450 долларов и ракеты РСЗО «Град» — 650 долларов.

Сумма ущерба от потерь бронетехники пока не поддается расчетам. Каждый подбитый современный танк Т-90С, модернизированный Т-72 или новейшая БМП обходятся Азербайджану в два миллиона долларов. Каждая подбитая единица бронетехники Армении, представленная советскими танками Т-72 и более старыми БМП-1/2, стоит полмиллиона-миллион долларов. Количество потерянных единиц с обеих сторон уже идет на сотни. Сбитые беспилотники и самолеты оцениваются в десятки миллионов. Подсчитать ущерб гражданской инфраструктуре пока невозможно.
Очевидно, что суммарные затраты сторон на Карабахскую войну могут превосходить миллиард долларов и будут постоянно расти. Кроме того, даже при наличии средств обеспечивать необходимый поток боеприпасов и военной техники во время войны крайне затруднительно, запасы все равно будут истощаться, что неизбежно приведет к снижению интенсивности боев и трансформации их в более «медленную» войну, где роль пехотных подразделений станет заметно выше.

Уничтожение танка ВС Азербайджана
Фото: Минобороны Армении / AP

Конечно, такой сценарий крайне нежелателен для всех активных участников конфликта. Однако не факт, что его удастся избежать, учитывая, что война уже перешла с регионального уровня на международный — во многом благодаря усилиям Турции. В целом сегодняшняя динамика однозначно показывает, что Азербайджан не достигнет цели установить контроль над НКР и может в лучшем случае рассчитывать на захват небольших территорий на юге и совсем незначительных — на севере.
Истощение сил наступающей стороны приведет к тому, что скоро по дипломатическим каналам могут пойти сообщения о желании заключить новое, уже настоящее перемирие. Но когда именно наступит этот момент — прогнозировать невозможно.

Леонид Нерсисян
Ксения Богачева