Я – Арцах

473

«Я – Арцах… непризнанная часть мира, где недавно была война. Жестокая и свирепая, навязанная нам и унесшая жизни тысячи моих сыновей…

Я – тот самый Арцах, который пытаются лишить права на жизнь и самоопределение.

Я – Арцах, чьи корни уходят вглубь истории. Родом из Великой Армении.

Фото: из личного архива Тамары Бабаян

Я – древо и ветви мои – Мартуни, Мардакерт, Аскеран, Гадруд, Карвачар и Шаумян. Сердце мое – Степанакерт, а душа – Шуши.

Кто-то меня называет Арцах, а кто-то Нагорный Карабах. Нагорный – окруженный и защищенный горами со всех сторон, расстилающийся по горам и холмах. Гордый и закаленный при этом скромный и миролюбивый.

Фото: из личного архива Тамары Бабаян

Моя религия – христианство.

Мой язык – армянский.

Моя цель – свобода, независимость, мир.

Сейчас я весь в ранах. Они кровоточат и боль не утихает. На землях моих течет кровь моих детей. Я пропитан ею. Мне больно… И я один, наедине со своей бедой…

Сейчас я стою с поникшей головой, склонившись от безысходности. Стою перед тем самым миром, который вопреки простой справедливости, из-за причин о которых я могу только догадываться не признает меня…

Этот мир хорошо знает меня. Мы знакомы давно.

У меня много друзей, но ни один из не признал меня до сих пор. И только один пришел на помощь в решающий момент.

Мир не признает меня и моих детей…

Фото: из личного архива Тамары Бабаян

Несмотря на все, что сейчас происходит, я продолжаю жить. Медленно и осторожно пытаюсь подняться.

 У меня и раньше были падения, но я всегда находил в себе силы подняться, стряхнуть с себя неудачи и, с высоко поднятой головой идти вперед. Меня много раз пытались склонить, поработить, присвоить, но я продолжал бороться. Мои храмы  и церкви – источники моей веры, мои сыновья-солдаты – моя сила. Каждый из них воин, готовый отдать жизнь за то, чтобы я не потерялся, не стал чужим. Они защищали и защищают меня, а я в ответе за них. Я должен жить, чтобы кровь, пролитая ими, не была тщетной. И я выстою! Выпрямлюсь! Потому, что я – Арцах…»

Эти слова я слышу сердцем каждый день, когда гуляю по городу или иду на работу. Мой Степанакерт молча справляется со своей бедой. У людей в глазах тоска, бездонная всеохватывающая общая тоска.

Жизнь после войны – это борьба. Это борьба с обстоятельствами, борьба с последствиями военных действий, борьба с самим собой и окружающим миром. Удивительно, как меняется жизнь. Один взрыв, первые несколько выстрелов …  одно слово «война» – и твоя жизнь совершенно иная. Страх, растерянность, паника.

Фото: из личного архива Тамары Бабаян

Это все я пережила сама. Родившись в Арцахе, 30 лет я прожила здесь, на своей родной земле. И за 30 лет своей жизни я успела увидеть 3 войны, с одним и тем же противником. Это были войны за самосохранение. 30 лет наши деды, отцы и братья защищают нас, защищают свои семьи и свои дома. 30 лет слово «война» у всех на устах. И мы знаем, что враг не дремлет. 30 лет мы пытаемся жить…

Я родилась в 1989 году. В это время в Арцахе уже было неспокойно. Азербайджан уже начал осуществлять свой план по зачистке арцахских земель от нас – армян. Уже началось освободительное движение, которое в дальнейшем переросло в войну. Об этой войне я ничего не помню (всегда считала себя счастливой, что не помню того ужаса, о котором узнавала с годами). У меня остались только детские впечатления от рассказов об этих событиях. Так как я росла в семье педагогов, такие беседы я могла слышать очень часто.

Фото: из личного архива Тамары Бабаян

Два события того времени запечатлелись в моей памяти: первое – моя мама рассказывала, как во время очередной бомбежки Степанакерта мы с ней не успели спрятаться и получили осколочные ранения. Хотя они и были легкие, нас отвезли в больницу, откуда мама вскоре убежала, став свидетелем ужасных последствий войны. 

А вторая история (тоже от мамы), о том, что она собиралась нас с сестрой, которая на год старше меня, укладывать спать. Это был дневной сон. Но передумала и с нами пошла к бабушке. Наши дома были недалеко, и она решила, что вместе не так страшно под бомбежкой. А когда мы вернулись домой, мама застала засыпанные камнями и землей детские кроватки.

Вторая война в моей жизни началась в 2016-м году 2-го апреля рано утром. Она застала жителей Арцаха врасплох. Так как в самом Степанакерте и его окраинах активных военных действий не было, трудно было поверить. Реальность здесь и на границах сильно отличалась. Война для нас заключалась в страхе за наших родных, которые сражались на границах. Было страшно за детей, за близких и родных. Однако все оставались в своих домах и с нетерпение ждали хоть малейшей весточки. К счастью эта война продолжалась четыре дня, и хотя унесла очень много жизней, но все же ее вовремя остановили.

Третья война (я очень надеюсь, что последняя) началась  27 сентября 2020-го года. И эта война запомнилась мне на всю жизнь. Еще 26-го сентября мы праздновали день города Степанакерт. Еще 26 сентября, также как в апреле 2016-ого, ничто не предвещало беды. Даже в условиях пандемии Степанакерт тихо, но красиво и скромно праздновал свой праздник. А на следующее утро война…

Фото: из личного архива Тамары Бабаян

Воскресное солнечное утро… Шуши. В 8:15 раздался грохот, и я, спросонья, подумала, что кто-то запустил фейерверки.  Фейерверк утром – нелепо. И выглянув в окно, в небе заметила облако густого дыма… и снова грохот. Стою у окна в ступоре: неужели война? Сосед, который еще в войне 90-ых потерял ногу, велит быстро закрыть окно и отойти от него.

-Война, – крикнул он.

В это утро мой Арцах стал другим. Мы стали другими. Жизнь разделилась на до и после…

            Будь проклята война, прикрытая словами, несущими одни страдания и смерть!

Я часть Арцаха и вместе мы выстоим!

Автор: Тамара Бабаян, г.Спеканакерт,
бывший сотрудник Музея ковров г.Шуши (до войны),
участник конкурса на лучшую статью на тему «Будни Арцаха»,
организаторами которого являются Благотворительный фонд «Луйс»
и Региональная Армянская Национально-культурная Автономия Республики Крым