ДИАСПОРА: АССИМИЛЯЦИЯ ИЛИ ФОРМА СУЩЕСТВОВАНИЯ НАРОДА?

160
Фото: http://www.iines.org/node/4978

В результате тяжелейших исторических ударов, армянский народ, оказался разбросан по всему миру, сохранив лишь небольшую часть исторической территории. Мы привыкли считать, что армян в мире миллионы, что некоторые армянские диаспоры по численности близки к населению Армении и прочее. Возможно так бы оно и было, но ассимиляция забирает огромный массив людей и некоторые общины, ассимилировавшись, уже практически незаметны. Почему так происходит и что представляет собой феномен “ассимиляции”?

В июне – июле в рамках проекта общественной организации социологических и политологических инициатив «Хачмерук» (Crossroad) проходят онлайн видеоконференции, основной целью которых является обсуждение насущных вопросов развития армянской диаспоры на постсоветском пространстве. Предлагаем к прочтению заметки по теме диаспоры к одной из серии обсуждений в Zoom.

Вызовы времени. Наивно предполагать, что какие-либо фундаментальные процессы не порождают контрпроцессы. Глобализация, ставшая очевидной реальностью, провоцирует локальные процессы, которые по своей масштабности становятся сопоставимы с нейОба процесса глобализации и локализации взаимно дополняют друг друга. Локализация социально-политических, экономических, культурных процессов приобретает формы регионализации. Это безусловно влияет на ту или иную конкретную диаспору, учитывая, что география армянских диаспор всемирна.

Возникая как родо-земляческое перемещение в иносреду, диаспора проходит хорошо описанные в научной литературе этапы адаптации, аккультурации, интеграции и ассимиляции. На этапе адаптации наблюдается пик центростремительных тенденций в диаспоре. Она самоорганизуется на более широких основаниях, а именно, на принципах самоидентификации и взаимопризнания друг друга армянами, представителями одного этноса. Формализованная (имеющая официальный статус как организация) или не формализованная община выступает адаптером к инокультурной среде.  В период аккультурации происходит принятие культурных постулатов этой среды. Интеграция определяет меру взаимосоотнесения культурных ценностей своей самобытности с этими постулатами. Ассимиляция фиксирует тот факт, что последние заменяют коды диаспоры на коды иноокружения и диаспора перестает существовать как таковая. В этом процессе важное значение имеет смена поколений в 25-30 лет. Практически все армянские постсоветские диаспоры находятся в ситуации такой смены как вызова.

Вызов ассимиляции. Нас интересуют генезис и логика существования армянских диаспор на постсоветском пространстве. Пример России наиболее показателен, так как из опыта пребывания крымской общины в Украине и общения с различными общинами на постсоветском пространстве можно прийти к выводу, что они мало чем отличаются в отмеченном аспекте. Примером рассмотрения будет крымская армянская община, так как нет наблюдаемых принципиальных отличий от других армянских общин постсоветского пространства, но при этом наличествует опыт эмпирического сбора материала и анализа.

       В настоящее время крымская армянская община практически подошла к четвертому этапу своего развития. К этапу ассимиляции. Об этом свидетельствуют показатели переписи 2014 г. Этот процесс общий, объективный и неизбежный.  Но он, в частности, обусловлен историей. Ее символическим и материальным потенциалом. Прогресс региональных армянских общин наблюдается именно в тех регионах, где не только есть достаточное количество армян, но и наличествует, определенный исторический пласт. Он позволяет общине самоутвердиться и легитимизировать свое пребывание в данном месте.

Парадокс в том, что при малой культурной дистанции с основной культурой иноокружения диаспора подвергается наибольшей опасности ассимиляции. Отсутствие явных внешних угроз размывает идентичность. Сначала элита, а вслед за ней и вся остальная часть общины ассимилирует. Но возникает еще один парадокс, новая волна иммиграции оживляет диаспору, даже в том случае, когда предыдущая диаспора прерывает свое развитие. И этот процесс пока продолжается. Народ продолжает существовать в сложных условиях агрессивных мировых процессов.

Фото: https://www.huffpost.com/entry/armenian-genocide-anniversary-world-photos_n_7137936

  Ответы на вызовы

  • Личная пассионарность. Нужно воспитывать меморитариев (тех кто передает традицию) и пассионариев как тех кто сохраняет народ в повседневности и истории. Это громкие и негромкие герои, но их надо поддерживать, прежде всего, символически.
  • Проектность. Разрабатывается программа развития на поколение и проекты ее реализации.
  • Инструментальность. Как влияют отмеченные выше процессы на современную армянскую диаспору постсоветского пространства? Она испытывает все те же угрозы, которые несет в себе процесс глобализации любой культуре и самобытности любого народа. Вместе с тем она позволяет пользоваться новыми технологическими возможностями для самосохранения и связи с исторической родиной. Глобализация (ее технологические возможности) позволяет расширить инструментарий самосохранения. В частности, за счет виртуализации коммуникаций. Это дополнительный инструментарий наряду с традиционными. Потенциал его недостаточно раскрыт.
  • Созидательность и результативность. Снимают ли отмеченные процессы угрозу ассимиляции? По всей видимости, нет. Тогда каковы возможности самосохранения? Только через воспроизводство и развитие культуры, понимаемой в самом широком смысле. Причем рецепт абсолютно идентичный для любого этноса и даже титульного. Исчезает тот, кто не продуцирует культуру и ее основные компоненты: институты веры, языка и культуры (в узком смысле). Нужны видимые результаты реализуемых диаспорой проектов.

Армянство (попытка определения и национальная идеология как система безусловных ценностей). Нам надо ответить на базовый вопрос: “Что составляет сущность армянской культуры – презумпцию армянства?” (Последнее рассматривается не только как данность, но и самоценность).

Хороший инструментарий для исследования дает культурная антропология. В 1934 г. американская исследовательница Рут Бенедикт опубликовала работу «Модели культуры», которая стала классической. Она ввела в научный оборот понятие «этос культуры», утверждая, что существует набор неизменных компонент, присущих каждой культуре и составляющих ее стержень. Неизменяемость здесь определяет устойчивость самой культуры во времени. Этос культуры определяет ее модель как некий идеальный тип. В реальности она представлена конкретными формами быта культуры.

Нам представляется, что между этосом и повседневностью культуры расположен некий репрозиторий – хранилище культурных смыслов. В данном случае мы назвали бы его репрозиторием армянства. Повседневность при необходимости обращается к нему, например, подсознательно в поведении, сознательно – в обрядах. Но при этом и само возвращает в него новые версии культурных смыслов. Самые устойчивые ядра смыслов становятся компонентами этоса культуры. Каковы они? Ответим на этот вопрос поймем себя, силу своего многовекового существования при многовековой ассимиляции.

Армяне остаются таковыми столетиями, даже тогда когда на протяжении веков не имели государственности. Это дает основания предположить, что сущность армянства давно состоявшийся феномен. Он состоит, прежде всего, в том, что армянская культура дает свой собственный, отличный от других ответ на извечный вопрос: что есть добро и зло. И более того: дает неизменную поведенческую модель, армянский способ освоения действительности.

Стратегии взаимодействия представителя этнического меньшинства с иносредой:

  • Адаптация / Сепарация / Маргинализация
  • Аккультурация
  • Ассимиляция и/или Интеграция

Определения:

Адаптация – первый контакт с иносредой и попытка найти механизмы взаимодействия с ней.

Ассимиляция – вариант аккультурации, при котором эмигрант полностью идентифицируется с новой культурой и отрицает культуру этнического меньшинства, к которому принадлежит.

Сепарация означает, что представители этнического меньшинства отрицают культуру большинства и сохраняют свои этнические особенности.

Если мигрант не идентифицирует себя ни с культурой этнического большинства, ни с культурой этнического меньшинства, результатом является этнокультурная маргинализация.

Четвертая стратегия – интеграция – характеризуется идентификацией как со старой, так и с новой культурами.

Для армян актуальны ассимиляция и интеграция.

В конце интеграции практически всегда ассимиляция.

Есть качественные показатели: отношение к базовым элементам культурного кода: к языку, вере, культуре, самоидентификация.

Они могут быть переведены на язык количественных показателей:

— региональная сравнительная перепись;

— количество межэтнических браков;

— количество лиц, владеющих языком в поколенческом разрезе и др.

Фото: https://en.wikipedia.org/wiki/File:Armenian_Genocide_events_2012_2.JPG

Решение проблемы — в продуцировании культуры.

Не только этнографическое воспроизведение культуры, воскресные школы и строительство церкви, но воспроизведение самоидентификации, используя все формы и механизмы, дающие положительные результаты. (Интересный пример, массовой бакинской армянской культуры – «феномен Боки»).

Роль пассионариев (как правило, интеллигенции) и меморитариев (тех, кто сохраняет и передает культуру в формах повседневности).

Механизм — проектная деятельность. В основе консолидирующая идея с возможностью получения реального результата (строительство церкви, выпуск периодического издания, народный ансамбль, воскресная школа – обязательный набор любой общины – очевидная недостаточность этих форм в быстроменяющихся условиях).

О.А. Габриелян, доктор философских наук, профессор, декан философского факультета Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского, председатель правления Культурно-просветительского благотворительного фонда «Луйс»