Участие армян в революционном движении и в установлении Советской власти в Крыму (краткая информация)

2985

1944 год. Депортация народов Крыма. Изжиты ли последствия?

Давно так уж повелось в Крыму, что по чьей-то указкепредвзято относятся ко всему хорошему и доброму, что делалось и делается армянами, одновременно, по возможности, выпячивают негатив. Конечно, отдельные моменты связаны с последствиями депортации армян с полуострова. Увы, эти последствия сказываются и сегодня, ведь многое потерянобезвозвратно. Даже имена весьма значимых деятелей в различных сферах жизнедеятельности приходится восстанавливать с боем. Почему-то преданы забвению имена всех армян, кто участвовал в установлении Советской власти в Крыму. Про это детально, насколько это возможно, и поговорим в данной статье.

К примеру, коснемся ряда первых лиц, которые устанавливали Советскую власть в Крыму. Интересующиеся этой темой слышали про Юрия Гавена (в Симферополе есть улица, названая его именем), но не знают, что видным революционером была и его супруга. Крымчане знают Павла Новицкого, но мало кто знает про его супругу, известнуюреволюционерку. Каждая из этих семейных пар заслуживает отдельного рассказа, особенно их супруги.

Кстати, забыт и оболган революционер Николай Бабахан(24.06.1892 – 5.10.1936), руководитель крымского большевистского подполья в 1919-1920 гг., секретарь подпольного областного комитета партии, организатор партизанской борьбы в тылу белой армии, как и десяткивидных армян, деятельность которых были связаны с революционным движением в Крыму.

Материалы к данной статье были собраны еще в конце 1990-х годов, когда были доступны только печатные издания. Это уже сегодня, кому интересно, пользуясь возможностями Интернета, могут все дополнить и уточнить. В разных вариантах, собранный мною материал размещался в 2009 году на страницах моей первой книги («Великая отечественная война: армяне в боях за Крым») и вышел в газете «Коммунист Крым» — печатном органе коммунистов Крыма (№ 19 (780) от 8 мая 2008г.). Ранее этого, размещался собранный материал и в печатном органе Крымского армянского общества («Голубь Масиса»), на сайте общины, как и на различных электронных СМИ и сайтах. В крымской армянской общине помнят, как во время чествования ветеранов Великой Отечественной войны, экземпляры газеты и книги вручались всем присутствующим. Помню, что тогда сказал ветеранам, что мое поколение росло, в т.ч. числе, на примере их подвигов, а они – на подвигах героев Гражданской войны…

Немного истории.

Различные советские, российские и армянские источники указывают, что в годы 1-й Мировой войны на Крымском полуострове проживало (в основном в городах) от 16 до 19 тысяч армян, среди которых было немало выходцев из Западной Армении, спасшихся от резни в Османской Турции в конце 19 – начале 20 веков (1894-1896 гг., 1909 г.). Но эти цифры не полностью отражают сложившуюся после 1915 годаситуацию.

Общеизвестно, что сотни тысяч армян, спасаясь от Геноцида, организованного турецкими властями в 1915 году, оказалисьименно на территории Российской империи. Одним из мест компактного проживания армян стала благодатная крымская земля. С учетом беженцев из Турции, армянское население полуострова в период Гражданской войны достигло порядка 30 тысяч, которые со временем рассеивались по различным регионам бывшей Российской империи или же сгинули во время бушевавшего тогда голода, военных лихолетий и террора.Эти цифры приводятся в армянских источниках. Не мудрено, что армяне Крыма приняли деятельное участие в революционном движении, которая развернулась в 1917 — 1920годы на полуострове. На полуострове существовали и традиционные армянские партии, такие, как «Гнчак»(«Колокол») и «Дашнакцуцюн» («Союз»). О деятельности этих партий сохранились разрозненные сведения. Это связано в т.ч. и с тем, что делопроизводство в армянских партиях велось на родном языке и крымским исследователям были недоступны.

В своих работах крымские авторы не затрагивали вопросы, связанные с участием армян в революционном движении Крыма, обходили ее стороной или же вспоминали вскользь то, что связаны с их партийной принадлежностью.

Между тем, армяне, жители Крыма, активно участвовали в революционном движении, которая активно стала разворачиваться на территории России в последней четверти 19 века. Изучая всевозможные материалы, нашел любопытные факты, касающиеся крымских армян, которые малоизвестны широкому читателю. Это наша история, это нужно помнить, это необходимо знать.

Так, известно, что 24 июля 1879 года была выслана административно в Восточную Сибирь из Харькова РипсимияТуманова, сестра Екатерины Тумановой, осужденной по «процессу 50-ти». Ее же мать, прибывшую из Крыма на свидание с дочерью, после первой же встречи, не разъяснив причин, выслали обратно в Феодосию. Здесь необходимо отметить, что на формирование политического мировоззрения армян Крыма, да и России в целом наложила свой след деятельность основоположника критического реализма в армянской литературе, поэта и публициста, страстного революционера и демократа Микаэла Налбандяна (1829 1866). В 1848-1862 гг. (до своего ареста по политическому процессу, известному как «процесс 32-х» над «лондонскими изгнанниками» или «лондонскими пропагандистами») он не раз посещал Крым (Симферополь и Феодосию). М. Налбандяндружил и переписывался с А.И. Герценом и Н.П. Огаревым, Н.А. Серно-Соловьевичем и Н.Н. Обручевым, А.А. Слепцовыми М.А. Бакуниным, И.С. Тургеневым и Д.И. Писаревым. Остается добавить, что М. Налбандян, выступавший против крепостничества и самодержавия, клеймящий буржуазный национализм и либерализм, родился в городе Новый Нахичевань (ныне Пролетарский р-н г. Ростова-на-Дону), в семье переселившихся из Крыма армян.

В 1905-1907 гг. трудящиеся Таврической губернии вместе с матросами Черноморского флота приняли активное участие в первой русской революции. Социал-демократическое движение и первая русская революция наложили отпечаток на общественную жизнь крымских армян. Среди видных организаторов и деятелей социал-демократического движения был инженер-технолог Армен Аракелович БагатурянцАверь», «Аверьян»), брат известной революционерки Лауры – Вардануш Багатурянц. В 1907 году в донесениях Таврического жандармского управления он именовался не иначе, как «главарь партии социал-демократов».

В советский период развития в Украине проводились многочисленные научно-теоретические конференции, посвященные историческим связям украинского и армянского народов. В докладах отражались экономические, политические и культурные связи двух народов, их совместную борьбу против иноземного ига за социальное и национальное освобождение. В их организации и проведении участвовали архивные, музейные и библиотечные работники, лекторы университетов и вузов Киева, Львова, Каменец-Подольского, Ивано-Франковска, Ужгорода, Днепропетровска. По результатам этих мероприятий издавались в Киеве и Ереване сборники материалов «Исторические связи и дружба украинского и армянского народов» (1961, 1965 и 1971 гг.), в журналах печатались научные статьи и сообщения. Благодаря третьему сборнику, состоящего из докладов, известных ученных: А.Н. Мнацаканяна, С.Т. Алиханяна, О.И. Щусь и других, можно получить объёмную информацию об участии армян в революционных событиях на полуострове и в Украине в целом.

В истории многонациональных жителей полуострова особое место занимает Крымская эпопея 1917 – 1920 гг. Крым был ареной ожесточенной борьбы между революционно настроенными гражданами новой России и теми, кто стремился контрреволюционными действиями противостоять установлению Советской власти. Четыре раза Крым переходил из рук красных в руки белых и обратно. В течение всей этой борьбы трудящиеся 30-ти тысячной армянской колонии Крыма проявили свою верность Советской власти и дружбе с русскими и украинскими рабочими и крестьянами.

В центре г. Симферополя (в честь его двухсотлетия со дня основания) была возведена беломраморная колонна – Памятная скрижаль. Отлитый из бронзы мемориальный текст у подножия колоны включает имена многих десятков людей, в том числе большевиков С.Я. Бабахана и Е.Р. Багатурьянц, которые своими делами оставили заметный след в истории развития города. Как гласит надпись, «Памятная скрижаль была утверждена сессией городского Совета народных депутатов и установлена 2 июня 1984 года». Их имена, как и имена многих моих соотечественников, сделавших многое для установления на полуострове мира и порядка, нынче ничего не говорят крымчанам. Попытаемся вспомнить имена и дела некоторых из них….

В установлении Советской власти в Крыму приняли участие и армяне, среди видных деятелей — председатель Ревкома в Симферополе Евгения Романовна Багатурьянц(1889  28.10.1960) — Лаура (Вардануш Баатурянц, с 1919 года связала свою судьбу с П.И. Новицким), уполномоченный Реввоенсовета республики на юге Николай Бабахан (С.А. Бабаханян) и Арменуи Сумбатовна Оввян (1891 – 4.11.1937) – верный помощник и жена Юрия Гавена (18.03.1884 – 4.10.1936), председателя (с 16.12.1917) Севастопольского Временного Революционного Комитета (с 28.12.1917г. – Таврического губернского ВРК) и другие.

Легендарный герой Гражданской войны, кавалер двух орденов Красного Знамени и ряда других наград, Гай Гая — Гайк Дмитриевич Бжишкянц (7.02.1887 – 12.12.1937) в мае 1920 года успешно провел возложенную на него подготовку десантной операции на Керченском полуострове. Здесь уточню, что 16 апреля 1920 года на Гая возлагается проведение десантной операции на Керченский полуостров. Гай успешно организует подготовку проведения этой операции. В самый разгар подготовки, по распоряжению командующего Кавказским фронтом от 3 июня 1920 года Гай сдал руководство подготовки десанта Николаю Куйбышеву (младший брат В.В. Куйбышева) и убыл в распоряжение командующего Западным фронтом М.Н. Тухачевского, где ему поручается сформировать 3-й конный корпус.

С Крымом связано и имя участника Гражданской войны Сурена Шаумяна (1902-04.06.1936), сына легендарного революционера (руководителя Бакинской коммуны) Степана Шаумяна. Известно, что в сложных условиях на корабле «Евстратия» он доставляет в Крым для Красной Армии из Поти (В Грузии власть еще находилась в руках меньшевиков) около 500 пудов бензина. После, продолжая путь в Москву, через занятую Деникиным территорию, посещает в пути Краснодар, Армавир, Харьков и Белгород, где выполняет новые ответственные задания партии. Впоследствии он станет начальником бронетанковых войск Белорусского и Ленинградского военных округов.

Осенью 1920 года 156-я и 138-я бригады под командованием Михаила Васильевича Назаретянца (1896-14.04.1939)совместно с 51-й дивизией (командир В.К. Блюхер) штурмуют Перекоп и освобождают его. Продолжая наступление, бригады Назаретянца были первыми, которые вступили в Севастополь, откуда он телеграфирует М.В. Фрунзе о том, что вопрос барона Врангеля полностью решен и Крым полностью освобожден от врага. Герой Гражданской войны, участник 1-й мировой войны, кавалер 4-х Георгиевских крестов Михаил Назаретянц был награжден двумя советскими орденами Красного Знамени….

Известно, что после роспуска первого Крымревкома, председателем нового (после занятия полуострова советскими войсками весной 1919 года) стала Е.Р. Багатурьянц. В комитет, состоящий из 17 человек, входил Д. Бешевли — представитель революционной армянской партии Дашнакцутюн. Д. Бешевливозглавил финансовый комиссариат (в последующем — отдел).Вскоре сменил его меньшевик А.Галлоп. Как пишет один из исследователей, «оба они были профессиональными финансовыми работниками. Заметим, что в начале мая Д.Бешевли убрали из Ревкома, посчитав, что партия Дашнакцутюн не социалистическая, а националистическая; таким образом финотдел возглавил меньшевик А.Галлоп». Еще одним членом Ревкома г. Симферополя от партии Дашнакцуцюн был Авдей Мазлумьян. В это время в числеодной из глав отдельных комиссариатов Крыма указан Мамигонов Герасим Емельянович — комиссар почт и телеграфа. Судя по фамилии, он может быть и армянином. Но мне ничего о нем неизвестно, фамилия встречается впервые.

Здесь отмечу, что представители армянской партии Дашнакцуцюн имели достаточный вес в Крыму и были деятельны. Приведу такой случай, касающийся Крыма периода 1919 года, когда «красный террор» перешел немыслимые границы. Цитату приведу полностью, про неблаговидные дела ЧК пишут не часто, преднамеренно предавая все забвению. Вот, что пишет один из использованных мною источников:  «в отличие от губернской ЧК, на местах создавались свои ЧК, порой именно из случайных людей. И поскольку такие ЧК были наделены огромными полномочиями, это могло приводить к злоупотреблениям. Такой случай, в частности имел место в Феодосии. Относительно деятельности Феодосийской ЧК мы не располагаем достоверной информацией, хотя «белые» газеты свидетельствовали об особенной жестокости именно феодосийской чрезвычайки. Якобы, в Феодосии «зверские казни, расстрелы, истязания производились массами. Прибытие добровольцев дало возможность засвидетельствовать ужасы отвратительной работы коммунистов, произвести фотографические снимки, похоронить тела по-христиански». К сожалению, подтверждение кровавым событиям в Феодосии мы находим не только в романе В. В. Вересаева «В тупике» (роман — художественное произведение, что дает право на искажения), но и в публикации, посвященной чтению Прибой (Севастополь) и обсуждению этого романа высшими должностными лицами Советской России. При чтении и обсуждении в Кремле 1 января 1923 г. романа «В тупике» присутствовали Л. Каменев, Ф. Дзержинский, И. Сталин, В. Куйбышев, Г. Сокольников, Д. Курский, А. Воронский, Д. Бедный, П. С. Коган и др. И. В. Сталин высказался за издание романа, но не государственным, а частным издательством. На обсуждении Ф. Э. Дзержинский поинтересовался реальностью главы феодосийской ЧК Искандером и его дальнейшей судьбой, намереваясь дать ход законному разбирательству злодеяний. Вересаев пояснил, что после прихода белых А. Искандера выследили и подстрелили дашнаки около парикмахерской, где тот пытался изменить свой облик. На упрек в том, что В. Вересаев будто бы клевещет на ЧК, Дзержинский заметил: «Товарищи, между нами — то ли еще бывало!». И хотя глава МВД Крыма докладывал в Москву, что в Феодосии Ревком весь состоит из коммунистов, похоже, это не помогло избежать злоупотреблений в тамошней ЧК».

Когда пала Республика Таврида, как отмечают исследователи, «душой большевистского подполья в Крыму была Евгения Богатурьянц (Лаура), инженер-химик, большевичка с 1909 года. Ее старший брат АрменакАракелович Богатурьянц (Аверьян), большевик со II съезда РСДРП, был одним из организаторов всероссийской стачки работников почты и телеграфа в октябре 1905 года. Две сестры, учительницы, помогали подпольщикам. В квартире одной из них, Елизаветы Богатурьянц, хранилась большевистская литература».

Лаура — Евгения Романовна в Военно-революционном комитете заняла должность председателя, была также заместителем наркома просвещения, и заведующей культотделом союза работников просвещения. С появлением Интернета, появились новые источники, один из которых, к примеру, сообщает, что Евгения Романовна (Лаура) два года ходила в начальную армянскую школу, тем не менее всю жизнь родным языком считала русский. В 1897 году поступила в Симферопольскую казенную женскую гимназию, которую закончила в 1905 году. Там, в старших классах гимназии (1904 — 1905 гг.) она вместе со своей подругой Александрой Артемьевной (Шушаник АрутюновнойГамаловойорганизовала кружок по изучению политэкономии. По окончании гимназии, два года, в 1905 — 1907 годах (учебные годы 1905/1906 и 1906/1907) преподавала математику в частной женской гимназии В. А. Станишевской, где учительствовали ее сестры Варвара и Елизавета. В партийной анкете 1922 года на вопрос «можете ли быть лектором, преподавателем кружков и пр.; по каким вопросам и на каком языке» она записала «Могу быть преподавателем по всем математическим предметам на русском языке». В 17-летнем возрасте летом 1907 г. вместе с А. А. Гамаловой поехала в Петербург поступать на Высшие женские политехнические курсы, на химическое отделение.

Большевик с 1909 года Е.Р. Багатурьянц в дни Октябрьского вооруженного восстания работала в Смольном одним из секретарей Военно-революционного комитета. За ее подписью были изданы приказы о национализации банков, фабрик, железных дорог, царских дворцов. Она уделяла много внимания открытию детских домов, школ с бесплатным обучением, заботилась о сохранении культурных ценностей. Багатурьянцбыла прислана в Крым, где с 1870-х годов проживали и работали ее родители (известно, что Евгения Романовна родилась не в Симферополе, а в Нахичевани на Дону, куда ее мать Евгения Давыдовна (Азиз Давтян) ездила к своим родственникам). Прибыла она за несколько дней до оккупации полуострова австро-немецкими войсками. В оккупированном Крыму она ушла в подполье, но вскоре была арестована в Севастополе, после суда перевезена в Симферополь. Ей угрожал расстрел, но выступившие на суде представители широкой общественности (среди которых известные писателиТренев, Сергеев-Ценский, Шмелев, ректор Крымского университета профессор Гельвиг, врачи, преподаватели, профессора) и подпольщикам удалось в суде взять ее на поруки и спрятать от отправки в Одессу. Оказалось, еще одно благоприятное обстоятельство — прокурором, обвинителем по делу, назначен полковник Малофеев, армянин по национальности. Отметим, что отец Е.Р. Багатурянц — АракелБабаевич Багатурьянц (Багхтрян) — статский советник, инспектор Симферопольской татарской учительской школы, был известен и как автор учебника по армянскому языку.

Интересную информацию об авторитете и про связи Лауры с крымскими коммунистами-армянами, сообщает В.Е. Баранченко в своей книге по Гавена: — «…Над Крымом снова ярко засияло солнце. 4 апреля 1919 года был взят Перекоп, Красная Армия захватила Чонгарский мост. Белые в панике отступали. 11 апреля головные части Заднепровской советской дивизии вступили со стороны Евпаторийского шоссе в Симферополь. Улицы, по которым двигались колонны красных воинов, точно ковром, были устланы ярко-зеленой свежескошенной травой. Красноармейцев засыпали цветами. Народ ликовал….

…Накануне вступления Красной Армии в Симферополь в Армянском училище собрались армяне-коммунисты. Они обсудили вопросы об интернациональном воспитании армянского населения Крыма, воспитания в духе «борьбы за свержение ига мировых капиталистических хищников». В тот же день здесь же собрались все члены симферопольской организации армянской социал-демократии ГНЧАК, существовавшей с 1904 года. Собравшиеся решили ликвидировать гнчакистскую организацию и передать все ее дела и имущество местной большевистской армянской организации. В созыве этих двух собраний участвовала Лаура Богатурьянц, пользовавшаяся известным влиянием среди трудящихся армян и армянской интеллигенции в Крыму».

В вышеуказанной книге, также сообщается, что когда «весной 1923 года из Турции в Крым переселили двести детишек — сирот армян, погибших в резне, организованной турецкими шовинистами в Анатолии и Карской области. Гавени Арменуи участвовали в устройстве репатриантов. Переселение армянских ребятишек послужило предметным уроком в интернациональной пропаганде, проводившейся крымской партийной организацией». Как видим, армяне в Крым переселялись не только в период 1-й Мировой войны, когда в Турции шла резня армян, а на территории Российской империи свирепствовала Гражданская война, но и намного позже. Интересно, как сложилась судьба этих 200 армянских сирот…

Как отмечалось еще в 1960-1970-х годах, в течение многих лет в исторической литературе неправильно освещалась, или замалчивалась деятельность секретаря подпольного областного комитета партии Крыма и председателя подпольного ревкома в 1919-1920 гг. Сергея Яковлевича Бабахана (Сисак АкоповичБабаханян, 1892 — 1936).

В Крым С.Я. Бабахан был направлен по решению ЦК РСДРП (б) весной 1919 года и работал в Совете труда и обороны. Он был участником октябрьских событий 1917 г. в Петрограде. Являлся секретарем Крымского подпольного ОК и председателем областного ревкома, а также командующим Повстанческой армией. Известен как организатор подпольного и партизанского движения в Крыму. После разгрома Врангеля, был членом Крымского областного комитета РКП (б), до отзыва к осени 1921 года на руководящую работу в Москву. Закончил Институт красной профессуры, ученный-экономист, профессор. В 1920-х — проректор и председатель кафедры Коммунистического университета трудящихся Востока, заведующий научным секретариатом Совета труда и обороны СССР. На 1930 год — профессор, председатель кафедры экономической политики Академии коммунистического воспитания имени Крупской. Последняя его должность —  заместитель начальника Главсевморпути.

Как отмечают ряд авторов, отдельные историки пытались запутать историю крымского подполья, противопоставляя А.В. Мокроусова (кстати, бывшего анархиста) Н. Бабахану. Особенно «старались» опорочить его имя после депортации армян с Крыма в 1944 году. По этой причине, про участие армян в установлении на п-ове Советской власти, и вообще, про армян сохранилась разрозненная информация, требующая детального изучения. К примеру, как пишут исследователи, все эти попытки были обречены на провал, «ибо Сисак Бабаханян и Мокроусов, Клеопатра Максимова и Анна Пирумян, Горелик и Мигран Манукян, Олнер и братья Закияны, Бунаковский и издатели армянской газеты «Голос коммуны» делали одно общее дело, боролись за претворение в жизнь идей Октября».Это еще забытые имена соотечественников, чьи судьбы предстоит установить, а имена и славные дел воскресить.

В борьбе за установление Советской власти в Крыму погиб член исполкома Евпаторийского Совета рабочих и солдатских депутатов, комиссар продовольствия Х.Г. Кебабчьянц (в разных источниках КебабчианцКебабьянц). После победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Кебабчьянц, принадлежащий к партии эсеров, сближается с большевиками. Когда в Евпатории впервые установилась Советская власть, он становится членом исполкома и комиссаром продовольствия. С нашествием австро-венгерских оккупантов, к 1 мая 1918 года, Советская власть на всей территории полуострова пала. В Евпатории была создана подпольная большевистская организация. Вскоре они были арестованы, в том числе и Кебабчьянц. Почти год подпольщики провели в застенках, а в ночь на 14 марта 1919 года вывезены из симферопольской тюрьмы и 18 марта расстреляны на полустанке Ойсул (Астанино). Даже сейчас некоторые историки продолжают называть Кебабчьянца почему-то левым эсером. Сказываются все те же последствия депортации армян с полуострова: об армянах или ничего (замалчивание), или только негатив.

Заслуживает отдельного внимания еще один из соотечественников с нетипичной армянской фамлиейКереметчи Гавриил Авдеевич (1880 г.р., активный участник революции 1905 — 1907 гг., член партии Дашнакцутюна с 1898г, член партии меньшевиков с 1917 года, член ВКП(б) с 1918 года). Накануне революции 1905 года вел пропагандистскую и кружковую работу в Крыму, а в 1905 г. – в Мариуполе, в 1906 г. – в Юзовке (ныне – Донецк), где организовал профсоюз печатников. В 1907 г. был арестован в Самаре и находился под негласным надзором полиции, в следующем году вернулся в Крым и проводил работу среди матросов Черноморского флота. Февральскую революцию встретил в Балаклаве, где работал на строительстве железной дороги «Севастополь-Ялта». За революционную пропаганду был уволен с работы, но по требованию рабочих восстановлен. Являлся одним из организаторов рабочего клуба. В 1917 г. поменял политические убеждения и стал членом Балаклавского и Севастопольского комитетов партии меньшевиков. В 1917–1918 гг. депутат Севастопольского Совета. В 1918 г. член ЦИК Кубано-Черноморской Советской Республики; с июля 1918 г. член Северо-Кавказского краевого комитета партии; член ВЦИК и нарком юстиции Северо-Кавказской советской республики; в 1919 г. член Крымского областного комитета РКП(б). С 1921 г. секретарь Евпаторийского и других уездных комитетов РКП(б); председатель окружных исполкомов; член Крымского ЦИК и Крымского СНК; уполномоченный ВЦИК РСФСР в Крыму по делам национальностей; член Крымского центрального комитета помгола; председатель Крымского животноводсоюза, член партийно-контрольной комиссии. С 1931 г. заместитель директора завода «Фрезер» в Москве. В дальнейшем в Крыму на хозяйственной работе.

Когда на полуострове после падения власти Советов в июне 1918 года создавалось Крымское Краевое Правительство, то в нее вошел и армянин, лидер крымских аграриев, бывший цензовый гласный, землевладелец В.С. Налбандов. Он занял должность краевого контролера и секретаря, временно управляющего министерством исповедания и народного просвещения. Здесь вновь отмечу, что историки, воспитанные на том, что после депортации армян с Крыма необходимо на них вешать какой-нибудь ярлык, отмечая, что Налбандовсчитался одним из «деятельнейших членов правительства», пишут, что он — «полу-немец-полу-армянин». Между тем, представителями рода Налбандовых в разных сферах деятельности немало сделано для Крыма, как до, так и после 1917-1920-х годов. Немало сделано ими в здравоохранении. К примру, главный врач Сакской грязелечебницы, главный врач Сакского курорта, один из «отцов» российского и советского научного бальнеогрязелечения, доктор медицинских наук, профессор Одесского мединститута Сергей Сергеевич Налбандов (1868 – 1939). Он — основатель УкрНИИкурортологии и бальнеологии. 25 августа 1981 года на здании курортной поликлиники была открыта мемориальная доска со словами: «На Сакском курорте с 1909 по 1927 год работал главным врачом известный русский и советский бальнеолог и курортолог профессор Налбандов Сергей Сергеевич»Налбандовы — представители известной симферопольской династии землевладельцев и общественных деятелей. Так, Сергей Сергеевич Налбандов в течение 37 лет являлся депутатом Симферопольской городской Думы (1871 – 1908 гг.), ответственно служил в должности члена городской управы, с 1879 года работал заместителем городского головы Симферополя. Его дочери – Софии, в наследство достался небольшой уютный особняк\ в центре Симферополя, ныне используемый как Дворец Бракосочетания. Дом Налбандовав Крыму преподносят только, как дом Шлее, мужа Софии Сергеевны, которая была председателем уважаемого городского общества «Детская помощь».

Так уж получилось, что какие-то силы в Крыму преднамеренно предает их славные имена забвению. Не говорю, что это заговор против моего народа, это — последствия депортации 1944 года, которые все еще не изжиты из различных служб, ведомств и учреждений. Значит, о подобных явлениях необходимо говорить, а не умалчивать.

В Севастополе, в морском штабе, отважно действовала Арменуи Овян (Оввян). Когда в результате предательства весной 1920 года были разгромлены партийные комитеты в Феодосии и Керчи, Севастополе и Симферополе, то пострадало немало армян. К примеру, 14 июня 1920 года военно-полевой суд в Керчи рассматривал дела лиц, которые обвинялись в организации Керченского большевистского комитета. Был осужден за сообщничество на два года и восемь месяцев каторги и 17-летний Хачик Яковлянц из Евпатории.

Отдельного рассказа заслуживает уроженка Нагорного Карабаха Арменуи Сумбатовна Оввян (1891 – 4.11.1937)жена Юрия Гавена (1884 – 4.10.1936), советского партийного и государственного деятеля, участника установления Советской власти в Севастополе и в Крыму. С 1907 года училась на курсах в Одессе, с 1911 работала учительницей в Тифлисской школе Елены Стасовой, участвовала в её подпольной группе (член РСДРП с 1910). После разгрома группы в 1912 была сослана в Сибирь, в 1916 переехала в Минусинск, где сблизилась с Гавеном и стала его верным боевым товарищем и женой. После Февральской революции 1917 избрана секретарем Минусинского Совета рабочих депутатов. В след за Ю. Гавеном, который с мандатом ЦК РСДРП(б) в конце сентября 1917 года направлен в Севастополь для завоевания на сторону большевиков матросов Черноморского флота, переехала в Крым, работала его помощником. В ожидании пропуска в Севастополь 3-20 октября находились в Симферополе, способствовали укреплению городской большевистской организации. С 1921 года Арменуи Оввян секретарь бюро армянской секции Крымского обкома РКП(б), член редколлегии армянской газеты «Колокол Коммуны». С 1923 года руководила организацией МОПР в Крыму, обществом «Друг детей», участвовала в обустройстве репатриированных из Турции армян. В конце 1924 года покинула Крым. Деятельность указанных крымских секций, редколлегии и общества нуждаются в отдельном исследовании.

В 1925 году А.С. Оввян принята во Всесоюзное общество старых большевиков по рекомендации Е. Стасовой и С. Орджоникидзе (с 1932 года состояла в Московском отделении Всесоюзного общества старых большевиков). Работала заведующим Детским городком имени 3 Интернационала в Москве, шефствовала над детской колонией беспризорных в Зачатьевском монастыре, где и жила с детьми. Училась в Сельскохозяйственной академии имени Тимирязева.Репрессирована вслед за мужем. Перед арестом, 15 апреля 1936 года, значилась студенткой Энергетического института.

Как видим, в установлении Советской власти в Крыму активное участие принимали представители армянского народа. Их деятельность нуждаются в серьёзном исследовании. Это -не только история армян Крыма, это — наша общая история,которую надо помнить и чтить. Указанные здесь имена, как и многие другие, нужно изучить и воскресить. Это касается и периода Великой Отечественной войны, довоенного и дореволюционного периода, как и общей истории пребывания армян на крымском полуострове, которая насчитывает более чем 2-е тысячелетий. Белые пятна Крымской истории, связанные именно с армянами, надо удалять, имена героев и их деятельность изучать, а народную память – восполнять.

Лаура (Вардануш Баатурянц) — Евгения Романовна Багатурьянц

(1889 – 28.10.1960)

Сергей Яковлевич Бабахан (24.06.1892 – 5.10.1936)

(Николай БабаханСисак Акопович Бабаханян)

Юрий Гавен и Арменуи Сумбатовна Оввян (1891 – 4.11.1937)

(в первом ряду) с семьей Елагиных на отдыхе в 1923 году.

Группа крымских подпольщиков 1918–1920 годов.

Сидят во втором ряду (пятый, слева направо): Сергей Бабахан (Николай)

P.S.

Вот, что пишет В.Г. Зарубин в своей книге «Проект «Украина». Крым в годы смуты (1917–1921 гг.)» (Симферополь, «Фолио», 2013г., с. 18-19):

«…На многонациональном полуострове в 1917 году действуют около 30 национальных партий, движений и обществ (собственно партийных организаций и движений осенью – 23; из них 16 – социалистические, 13 – национальные; объединяли 55–60 тыс. человек, 4,5 % трудоспособного населения).

…Члены армянской партии Гнчак, действующей в Крыму с 1903 года, не смогли воссоздать самостоятельных организаций в Крыму после Февраля, а дашнаки сформировали подотделы в Симферополе, Керчи, Феодосии, Ялте, объединившиеся осенью в Таврический союз, а также – губернский комитет партии».И это все, про эти партии, в то время, как другим уделены целые главы.

Напоследок отмечу, что, используя возможности Интернета, современные любители истории могут получить немало полезной информации. К примеру, единственная работа, которая привлекла мое внимание, это — написанная скорее всего после 2013 года работа В.И. Королева «Крым революционный: политические предпочтения армян», посвященная, как указывает сам автор, «политической позиции армян Крыма в противоречивый, наполненный бурными событиями период революционного времени конца 19 – начала 20 в.». Автор, не скрывая заказного характера своей работы, не раз прикрепляя к армянским партиям всевозможные эпитеты, пришел к выводу, что «представители одного измногочисленных народов полуострова – армянского – придерживались леворадикальных взглядов». Труд этотдействительно интересный (несмотря на то, что автором преднамеренно опущены приведенные мною имена видных революционных деятелей). Тем не менее, в статье, написанной им на основе местных архивных материалов, озвучены не только десятки ранее неизвестных нам именреволюционеров-армян, принадлежащих к различным партиям, которые функционировали на полуострове, но и указаны архивные источники. Любой желающий может воспользоваться материалом В.И. Королева или моей статьей, и заново собрать исчерпывающий материал про участие армян в революционном движении Крыма.

Приведу ряд цитат из работы вышеуказанного автора касательно партии «Гнчак» («Колокол»), чтоб убедились в интересности темы: 

— «Первые следы деятельности гнчакистов в Крыму обнаружились в 1903 г., когда возникла их первая организация в Симферополе. Лидер партии Мигран Манукьян объединил в ее составе 40 торговых работников. Наиболее активными членами партии были Саркис Миносян, Петр и Зина Закиевы. Отделы «Гнчак» появились также в Севастополе, Феодосии и Ялте (лидер
Михрон Нергизян)».

— «Среди гнчакистов Крыма выделись А. Дживанширянц и Миродян. В крымских подотделах партии насчитывалось не менее 100 членов».

— «В 1906 г. крымские гнчакисты энергично «собирали» денежные средства для покупки оружия и совершения террористических актов в 1906 г. Наиболее деятельными членами партии являлись Михрон Нергизьян и ХачатурКобобчанц, которые переправляли приобретенные на Кавказе оружие и литературу в Крым и имели надежные связи с партийными подотделами Одессы, Севастополя, Феодосии. Ялтинские гнчакисты получили за эту «работу» высокую оценку ЦК партии. Но 2 августа 1906 г. организация армянских революционеров была ликвидирована, в руки полиции попалипечать, склад оружия и переписка с ЦК армянской РСДРП».

— «В годы агонии первой российской революции нелегальная работа революционеров, насколько это было возможно, продолжалась. Так, по данным политической полиции, член партии «Гнчак» Армен Богутурьянц (инженер-технолог, партийная кличка «Аверьян») поддерживал связь с Киевским (через «Августа») и Харьковским (через «Марусю) комитетами партии»».

— «В январе 1913 г. два неизвестных правоохранителям гнчакиста вымогали у владельцев магазинов Нахтуманова и Семерджиева по 2000 рублей для печатания на армянском языке социал-демократической газеты. В этом деле армянские революционеры, в отличие от российских, были более «настырными». В 1913-1914 гг. в Симферополь наведывался уполномоченный партии «Гнчак» Рубен Карапетян (Бояджиев)и производил денежные поборы с армянских зажиточных граждан на нужды партии, в том числе на осуществление террористических актов в отношении некоторых членов турецкого правительства. Р. Карапетян нанял адвоката и уплатил залог за находившегося в симферопольской тюрьме террориста Усеина Дегирменджи (подпольная кличка «Сюник». – В. К.), а также перечислил заграничному центру партии в Париже 453 рубля (1200 франков). В начале марта 1913 г. Весной 1914 г. симферопольские и севастопольские гнчакистысоздали боевую дружину «грабительского характера» под названием «Гныгаганхумб» и занялись вымогательствами и кражами, например, у купцов Мазлумова, Хазанджиева, Тарасова, Караева и др. По агентурным сведениям полиции, членами шайки были Мирон Акопян (возможно, это кличка. – В. К.), Вагаршах Дохсаньян (в других архивных документах Тохаснянц. – В. К.), «Павлуша» и др. Окончательно эта преступная группа была ликвидирована в июне 1914 г.».

«В межреволюционный период (1907-1917 гг.) армянские социал-демократы либо работали совместно с организациями РСДРП (меньшевиков), либо выполняли указания центральныхорганов своей партии. Наиболее деятельными гнчакистами в Севастополе были Мигран Вартанович Манукян (34 года, приказчик) и Богос Закиев, в Симферополе – Вартан Арутов и К. Лайлаянц. К эсерам по политическим мотивам, как и прежде, примыкали организации партии Дашнакцутюн, распавшиеся вскоре после поражения революции. К августу 1910 г. в Крыму действовали около 20 разобщенных членов этой партии, из них в Симферополе – Баграт Калустович Авакьянц (35 лет), в Армянске – Иван Данилович Давидов и Николай Осипович Дабахов, в Мелитополе – И. Е. Черников (52, бывший член Крымского комитета партии и городской голова), в Большом Токмаке – Андриано (купец) и др. Заметим, что политические взгляды армянских революционеров разделяли представители и других национальностей».

Резюмирует автор свою работу весьма лаконично, приведу последний абзац:

— «Таким образом, в крымских революционных событиях начала ХХ столетия наиболее активные представители армянского народа создали свои подотделы национальных партий «Гнчак» и «Дашнакцутюн», которые примкнули к российскому леворадикально-экстремистскому лагерю и участвовали в сокрушении самодержавного строя в Российской империи. Таков был выбор армян Крыма. Национальных партий правого толка или организаций
умеренных позиций не было. Не случайно, после окончания гражданской войны, армянские партии выступили против советской власти».

Вартан Григорян